О судебных заседаниях в январе 2023 г.

Структура последних судебных заседаний такова: вопросы прокурора к потерпевшим (после их свободного рассказа), зачитывание протоколов допросов потерпевших (из дела), вопросы к потерпевшим со стороны защиты.

Темы большей части вопросов прокурора: запреты, ограничения, есть ли принуждение к работам в общине, и отлучают ли от веры… В основном вопросы подобны тем, что уже звучали в Красноярском суде по административному делу в отношении ЦПЗ, с заострением внимания на деталях, не имеющих отношения к обвинению, к вменяемой нам статье 111 ч. 3, из-за прикрепления к нашему делу которой мы уже 3-й год находимся в СИЗО.

Зачитываемые протоколы допросов разных потерпевших не единожды заканчиваются одинаковым набором фраз о деструктивности секты, об отсутствии у адептов критического мышления, о недопустимости нахождения на свободе Торопа, Редькина, Ведерникова.

В прозвучавших протоколах допросов Игната Ворошилова (находится ныне за границей, ребёнком уехал с родителями из общины в 2006 году) подробно, по-взрослому описаны сложности общинной жизни первых лет, с упоминаниями разных запретов (несуществующих): на медицинское обслуживание, родовспоможение, переливание крови. Упоминаются и лживые фантазии о многих детских смертях… И ещё деталь, на которую обратил внимание суда один из адвокатов – оба допроса Игната Ворошилова (интервал между допросами – несколько часов) практически идентичны.

Остались позади допросы двух ключевых «потерпевших» – Кистерского и Мизгирёва, с помощью одинаково написанных заявлений которых мы и помещены в СИЗО.

В начале судебного процесса мы намеревались выставлять в сети основное из допросов потерпевших, но столкнулись с таким масштабом невероятных фантазий, что теперь планируем выставить выступления ключевых потерпевших в полном формате и дословно. Сделаем это по правилам, установленным судом, несколько позже.

Характер высказываний Мизгирёва был аналогичен высказываниям Кистерского, но со своими изюминками. Коротко упомянем о выступлениях Кистерского. Он говорил, что на всё у него есть свидетельства, множество свидетелей и скриншоты. Но никаких реальных подтверждений своим фантазиям суду не предоставил. То есть его выступления превратились в «воду», малоинтересную суду. Увиделась лишь пара событий, которые как-то могут быть интересны суду: про пиво. Когда Учитель не рекомендовал Кистерскому использовать пиво в качестве расслабляющего средства. Может быть, это событие воспринималось Кистерским как психологическое насилие? И ещё об одном фактическом событии он упомянул в ответе на уточняющий вопрос. Он подтвердил, что ударил жену. Правда, перевёл стрелки с собственной несдержанности на жену, выставив её провоцирующей стороной, а себя тренированным человеком, автоматически отмахнувшимся.

Теперь об изюминах в выступлениях Мизгирёва, которые собраны, как он сам сказал, из разговоров на его кухне в Минусинске, с интернет-страниц наших недоброжелателей и из собственных умозаключений. И представлено им всё это как реальные события. Слушать такое, конечно, грустно. Без юмора не посмотреть на такую невообразимую клевету. Впрочем, кто что имеет, то и находит, каждый человек заинтересован в поиске характерного себе, и муха ищет не мёд.

Из фантазий Мизгирёва: женщина однажды пришла к дому Редькина (вместе с мужем или братом) и попросила Редькина вернуть ей деньги за проданную квартиру. Облила себя бензином– Редькин сразу вынес её полтора миллиона… Не успели мы на суде спросить Мизгирёва: женщина сразу с канистрой пришла или Редькин ей дал?

Ещё «достоверка»: Редькин начал создавать культ личности Виссариона, продавать доступ к его телу. В2003-2004 г. Виссарион, оказывается, ушел из тела, а остался Сергей Тороп; Ведерников отжал школу «Истоки» у Лаптевых (почему-то именно у Лаптевых).

Мизгирёв выразил на суде мысль, мол, воровали бы дальше по-тихому (это про нас троих), а не выставляли фотки с роскошью в интернете. Неужели это подразумевает, что если бы мы и дальше «воровали по-тихому» без фоток, то его это не смутило бы?! А информацию об огромных деньгах он взял, видимо, в интернете на странице Кистерского, где написано под логином «Дима Кистерский»: «Хотя деньги найдены при обысках (и очень большие суммы) у всех троих! Это помимо известных следствию российских и зарубежных счетов…» Взята, кстати, эта очередная клевета со скриншота страницы Димы Кистерского…

 

На самом заседании прокурор неоднократно предпринимала попытку выяснить у Мизгирёва, как и какими действиями причинялся ему вред. В ответ Мизгирёв так и не смог сказать ничего вразумительного, отчего прокурор перестала задавать наводящие вопросы на эту тему.

Согласно своим показаниям на этом заседании, Мизгирёв прекратил принимать активное участие в деятельности общины в качестве верующего с 2004 года (несколько лет жил вне общины). Но, тем не менее, согласился с поданной следователем идеей подать иск о возмещении ущерба на сумму 5 миллионов…

Похожие публикации

Поделиться в соцсетях:

VK
Telegram
WhatsApp
Twitter
OK