Комментарии Виссариона к обвинительному заключению

Обращение Виссариона

Мир вам!

Предпринятая череда публикаций прежде рассчитана на тех, кто испытывает заинтересованность находить объективную информацию о реально происходящем в Общине на юге Красноярского края.

В связи с тем, что моя деятельность призвана быть открытой для всех, мне увиделось благоприятным в данный период времени, когда начался долго ожидаемый нами процесс судебного разбирательства по существу выдвинутого против меня и двух моих друзей обвинения, выставить в открытый доступ текст самого предъявленного обвинения.

Выставить для того, чтобы у вас появилась возможность самостоятельно оценить показательно курьёзную формулировку обвинения, которую оказался способен составить специалист Главного следственного управления Следственного комитета, следователь по особо важным делам Васильев И. А.

Очень хочется привлечь внимание всех компетентных специалистов, чтобы они смогли по достоинству оценить результат проделанной работы некоторых специалистов ответственнейшей организации Российской Федерации.

По крайней мере, появившаяся у меня в последнее время возможность общения не только с действующими компетентными профессионалами, но и с оказавшимися в стенах СИЗО многоопытными бывшими прокурорами, следователями и оперативниками, наглядно показало возникающее у них глубокое недоумение от ознакомления с таким, как они выразились, гнилым обвинением, которого им ещё не приходилось встречать в своей практике.

Очень примечательным является то, что во всех материалах дела и во всех показаниях почти девятисот свидетелей абсолютно отсутствует всё, что хоть как-то могло бы подтверждать подразумевающееся обвинением!

Последующее обнародование показаний тех, кто после общения со следователем поспешно позволили себе выступить в качестве пострадавших, поможет всем вам полноценно оценить умышленно сфальсифицированную обвинительную фантазию следователя Васильева И. А., которую, по какой-то сомнительной причине, поддержала прокуратура и на основе которой нас упорно удерживают под арестом уже более двух лет, всячески отказывая в смягчении меры пресечения по откровенно абсурдным причинам.

В связи с тем, что с текстом выставляемого обвинения в основном станут знакомиться те, кто ещё никогда не сталкивался с такого рода процессуальными особенностями, вижу благоприятным выразить некоторые пояснения.

В связи с тем, что нам предъявляется обвинение по трём статьям, 239, 111 и 112 УК РФ, то и весь текст обвинения согласно процессуальным нормам должен состоять из трёх блоков информации, посвящённых каждой отдельной статье.

Соответственно и наше обвинение состоит из трёх таких блоков, но все эти, казалось бы, раздельные части полностью повторяются идентичным образом и только завершаются немного по-разному, с добавлением небольшого итогового абзаца, где приводится условная привязка к одной из упомянутых статей.

Поэтому нет необходимости выставлять все три дословно одинаковые части и выставляется только одна, чего вполне достаточно, чтобы иметь точное представление о характере всего обвинения и безошибочно оценить сей труд.

В качестве краткой пояснительной предыстории упомяну, что с 1992 года в известную сейчас многим часть Сибири совершенно спонтанно, исключительно по своей воле стали отовсюду приезжать пожелавшие активно постигать открывающуюся для всех Истину духовного развития.

Среди приезжающих был очень большой процент высокообразованных личностей, где у некоторых из них в 1994 году зародилась идея образовать законом разрешённое объединение.

Объединение, которое имело некоммерческий характер, не имело необходимости фиксированного членства и каких-либо руководящих функций.

В такую организацию не требовалось как-то входить и, соответственно, как-то из неё выходить.

Истинные организаторы такого объединения и дальнейшего образования юридической организации сейчас находятся в числе свидетелей защиты и готовы в суде обстоятельно рассказать о том, как и в связи с чем у них возникла идея образовать объединение, явившее образ Общины.

Если бы у следователя была заинтересованность узнать объективную картину произошедшего, что можно было сделать легко, то ему не пришлось бы умышленно придумывать явно абсурдную ложную схему создания организации на основе нездорового умысла.

Но, по-видимому, ему очень хотелось быть послушным, и жажда карьерного роста оказалась много ценнее, чем жизнь каких-то там многочисленных незнакомых ему людей и детей…

Кому-то страстно захотелось ликвидировать эту нашу своеобразную юридическую организацию, для чего было заведено уголовное дело по ст.239 УК РФ, формулировка которой говорит о создании некоммерческой организации, деятельность которой сопряжена с насилием над гражданами или иным причинением вреда их здоровью.

Но в практике преследования одну такую статью не применяют и стараются добавлять статью, которая уже может подразумевать какой-то конкретный причиняемый вред здоровью.

В связи с чем в наше уголовное дело изначально без затей было добавлено обвинение по ст.111 УК РФ, подразумевающее умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, а спустя год, для придания большей значимости, добавили и ст. 112 УК РФ, подразумевающую умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью.

Для фальсификации обвинения в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, за год до нашего ареста были использованы два человека, Кистерский Д.В. и Мизгирёв Э.Ю., которые на встрече со следователем с готовностью согласились выступить в качестве основных пострадавших и написать в нужной форме доносы.

А чтобы ввести в материалы дела этих двух людей в качестве пострадавших, следователь придумал незамысловатую схему, в которой было предпринято мероприятие по пересмотру однажды ранее открывавшегося уголовного дела в связи с трагедией в одной семье, но закрытого за отсутствием состава преступления.

Кистерский Д.В. и Мизгирёв Э.Ю. были привлечены к такому обстоятельству в качестве свидетелей, хотя таковыми не могли быть в принципе, так как с той семьёй никогда не были знакомы и проживали в разных населённых пунктах.

И вот, во время их допроса в качестве свидетелей по делу о трагедии в семье, о существовании которой они на самом деле ничего не знали, тут же выяснилось, что они когда-то были последователями и в связи с этим якобы получили психические расстройства.

После чего им дружно были сделаны психиатрические экспертизы, основанные на их собственных рассказах, и они написали одинаковые по формулировке доносы.

Все наши попытки в процессе следствия подавать ходатайства провести нормальное психиатрическое обследование Кистерскому Д.В. и Мизгирёву Э.Ю. всегда оканчивались отказом со стороны следователя, что легко наводит на мысль о достаточно хорошем осознании следователем несерьёзности добытых им ранее результатов психиатрических экспертиз, и в случае, если такая экспертиза не подтвердится, всё уголовное дело сразу же развалится, а сам следователь будет серьёзно наказан.

С очень своеобразными и специфическими показаниями Кистерского Д.В. и Мизгирёва Э.Ю. вы вскоре познакомитесь и сможете отчётливо увидеть, на основе чего наш бравый следователь умудрился фабриковать обвинение!

Важно понимать, что текст такого предъявляемого обвинения обязательно должен быть сформулирован максимально точно, исключая неопределённость и двусмысленность, где любое сделанное следователем утверждение однозначно должно подразумевать наличие в материалах дела фактической обоснованности!

В начале расследования следователю позволительна любая фантазия в качестве версии вероятных событий, во время которых якобы свершались какие-то преступные действия.

А вот далее, законными требованиями следователю предписано в процессе расследования установить точное место, точное время и точное действие свершившегося правонарушения.

Вина не сможет быть доказана, если хотя бы одно из этих трёх условий не будет выполнено!

Но это если следовать утверждённым законом нормам, а по сути, быть способным следовать обыкновенной разумной логике, что полностью зависит не только от наличия должных качеств ума, но и от наличия нормальных морально-этических принципов.

Знакомясь с выставленным текстом обвинения, вы сами можете увидеть, что в предъявленном нам обвинении в качестве точных данных о месте, времени и действиях можно прочитать, как где-то на всей территории России в период множества лет никому не известными конкретными действиями якобы я лично, лично Вадим и лично Владимир регулярно причиняли тяжкий вред здоровью определённым лицам, которые, согласно их собственным показаниям, даже не имеют ни малейшего представления о том, как именно это вообще могло происходить!

Более того, согласно окончательно утвердившейся версии нашего удивительно смекалистого следователя Васильева И.А., такое дикое насилие против воли человека якобы должно было в течение многих лет с никому не понятной целью систематически причиняться именно этим упомянутым в обвинении лицам, и при этом совершенно незаметно для многих сотен других людей, также находящихся на тех же самых массовых встречах со мной, куда всегда могли приходить только желающие и где всегда могли слышать о недопустимости любого насилия во взаимодействиях человека с человеком.

Самым же печальным в данном случае является то, что именно такая предельно абсурдная обвинительная бредятина успешно работает, и многие считающие себя компетентными специалистами, с умным выражением лица и чувством дозволенности, на основе таких вот обвинений уже реально причиняют насилие и щедро раздают наказания именем Российской Федерации.

Явно выраженная надуманность и неопределённость в тексте обвинения могла стать возможной только в одном случае – когда ни одно из существующих свидетельских показаний и каких-либо иных фактов так и не смогли подтвердить всю эту совершенно бредовую и нелепую фантазию следователя Васильева И.А., отчего все его утверждения однозначно приобретают признаки клеветы, а предъявленное им обвинение – признаки преступной умышленной фальсификации!

27-го октября нам была предоставлена возможность высказать своё отношение к содержанию зачитанного нам обвинения.

Когда однажды мне впервые в день ареста пришлось заслушивать точно такой же по содержанию текст, изменившийся к сегодняшнему дню увеличившимся числом условно пострадавших, у меня стало складываться сильное впечатление, что мне как будто бы зачитывают шизофренический бред психически нездорового пациента.

Очень неожиданным и невероятным оказалось выслушивать от, казалось бы, серьёзного и ответственного специалиста правоохранного ведомства полнейшую чушь о том, какие именно мысли, намерения и желания якобы были у меня тридцать лет назад!

По обозначенным вопросам в тексте моего выраженного отношения к предъявленному обвинению, вы можете понять, какого рода ясность должна быть в документе такого обвинения.

Выраженные мной непонимания по ключевым моментам помечены цифрами, соответствующими аналогичным меткам в самом тексте обвинения, где таким образом помечены абзацы, содержание которых я и затронул вопросами.

После того как мы выразили своё отношение к предъявленному обвинению и выразили просьбы разъяснить непонятные нам утверждения в тексте обвинения, стало разворачиваться очередное странное обстоятельство.

В ответ на нашу просьбу о разъяснениях конкретных непониманий суд обратился к государственному обвинителю Овчинниковой А.А. с вопросом о готовности дать соответствующие разъяснения, на что обвинитель живо выразила согласие предоставить на следующем заседании разъяснения в письменной форме.

Странность такой, на первый взгляд, логичной ситуации в том, что сам факт выраженной готовности обвинителя дать разъяснения по поводу нашего непонимания уже носит абсурдный характер, так как обвинитель на данном начальном этапе судебного разбирательства не имеет права добавить к зачитанному обвинению ни одного нового слова, которое действительно могло бы иметь логичное отношение к разъяснению именно наших непониманий.

Предъявляемое обвинение, формулировка которого имеет явно выраженную ни на чём не основанную выдуманность и полную неопределённость, по логике должно быть возвращено следователю для исправления всех имеющихся огрехов.

Но такую полную неопределённость и бредовость нашего обвинения после окончания расследования успело подписать высшее руководство прокуратуры, тем самым сняв всю ответственность со следователя.

И теперь государственному обвинителю Овчинниковой А.А. нужно либо подтвердить полную неясность обвинения, выставив прокуратуру в неприглядном виде, либо выразить что-то, что якобы должно считаться нормальной реакцией на наши вопросы.

Полагаю, что на наши вопросы про Фому обвинитель даст обстоятельные разъяснения про Ерёму…

Приобретённый в последнее время опыт от неоднократного столкновения со специфическими особенностями системы правосудия располагает предположить, что государственный обвинитель станет разъяснять нам то, о чём никто из нас не спрашивал и не просил разъяснений.

Вполне возможно, что нам вновь придётся услышать совершенно не связанное с реальностью утверждение о том, что в зачитанном нам обвинении всё выражено правильно и вся необходимая ясность отражена.

Обнародование предъявляемого нам обвинения, а впоследствии и показаний основных условно пострадавших, предоставит всем заинтересованным лицам возможность отследить качество результативности проявляемого правосудия!

Но пока что масса наблюдаемых деталей устойчиво приводит мысли к вопросу: «А имеют ли представители правосудия Российской Федерации хоть какое-то нормальное представление о ценностях здравомыслия и нравственности?»

В случае с нами такой обвинительный процесс неизбежно должен был стать особо показательным историческим событием!

Красноречивым явлением уже успел стать прошедший  в Красноярске показательно позорный для судебной системы  России процесс по административному делу, связанному, по всей видимости, с нездорово поставленной кем-то задачей закрыть юридическую организацию в Общине, даже если в деятельности этой организации абсолютно не будут выявлены какие-либо нарушения!

На этом, как наглядно оказалось, запредельно абсурдном процессе, судья Андриишин Д.В. отказал в выступлениях ответчикам и основным свидетелям защиты по причине, что усматривает у них (вы только вдумайтесь!) заинтересованность защищаться и отстаивать правду о своих жизненных ценностях!

На практике получилось, что на этом знаменательном для истории процессе, для вынесения окончательного решения, якобы независимому суду было важно заслушать всего лишь одну сторону обвинения!

Видимо, на данном этапе времени, у весов правосудия куда-то запропастилась одна из двух мерных чаш…

Обвинительное заключение с комментариями

(Полный текст обвинительного заключения в формате pdf)

в период с 1991 г. по 22.09.2020 Тороп С.А., находясь на территории Красноярского края и в иных неустановленных следствием местах, с целью извлечения дохода от религиозной деятельности за счет привлечения денежных средств граждан и их безвозмездного труда, а также из иной личной заинтересованности, выраженной в стремлении подчинить своей власти других людей, путем применения к ним психологического насилия, причинения тяжкого вреда их здоровью, в том числе здоровью малолетних, а также средней тяжести вреда здоровью, осознавая противоправный характер своих действий, предвидя неизбежность наступления общественно опасных последствий своих действий в виде причинения тяжкого вреда здоровью своим адептам, в том числе их малолетним детям, а также средней тяжести вреда здоровью, физических и нравственных страданий своим адептам, желая их наступления, создал и руководил совместно с Редькиным В.В. последовательно религиозным объединением «Община Единой Веры», религиозной организацией «Церковь Последнего завета», а с 24.01.2001 совместно с Редькиным В.В. и Ведерниковым В.О. – Курагинской местной религиозной организацией «Церковь Последнего завета», деятельность которых сопряжена с насилием над гражданами и иным причинением вреда их здоровью, при следующих обстоятельствах.

В соответствии со ст.ст. 4, 17, 18 Федерального закона РСФСР от 25.10.1990 № 267-1 «О свободе вероисповеданий» граждане РСФСР, иностранные граждане и лица без гражданства могут пользоваться правом на свободу вероисповеданий индивидуально, а также совместно, путем создания соответствующих общественных объединений. Религиозные общественные объединения граждан образуются и действуют на основании своих уставов (положений), регистрируемых в установленном в настоящем Законе порядке. Деятельность общественных объединений граждан, образуемых с целью реализации права на свободу вероисповеданий, не должна быть сопряжена с посягательствами на личность, права и свободы граждан, а также с иными нарушениями законодательства (ст. 4). Религиозное объединение – добровольное объединение совершеннолетних граждан, образованное в целях совместного осуществления права граждан на свободу вероисповеданий, в том числе для совместного исповедания и распространения веры. Исповедание и распространение веры включают в себя совершение культа, распространение своих убеждений в обществе непосредственно или через средства массовой информации, миссионерскую деятельность, дела милосердия и благотворительности, религиозное обучение и воспитание, подвижническую деятельность (монастыри, скиты и прочее), паломничество и иную деятельность, определяемую соответствующими вероучениями и предусмотренную уставом (положением) данного объединения (ст. 17). Религиозное объединение совершеннолетних граждан, в состав которого входит не менее 10 человек, пользуется правами юридического лица с момента регистрации его устава (положения) в порядке, предусмотренном настоящим Законом (ст. 18).

В соответствии со ст.ст. 14, 21, ч. 1 ст. 22, ч. 1 ст. 23, 29, ч. 1, 2 ст. 37, ч. 1 ст. 41 Конституции РФ, принятой всенародным голосованием 12.12.1993, никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной, а религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом (ст. 14). Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления. Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию (ст. 21). Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность (ч. 1 ст. 22). Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени (ч. 1 ст. 23). Запрещается пропаганда, в том числе религиозного превосходства; никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них (ст. 29). Труд свободен, каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию. Принудительный труд запрещен (ч. 1, 2 ст. 37). Каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь (ч. 1 ст. 41).

1
В период с 1991 г. по 1992 г. Тороп С.А., находясь на территории Красноярского края и иных неустановленных следствием местах, после углубленного изучения им различных мировых религий, обладая лидерскими качествами, с целью извлечения дохода от религиозной деятельности за счет привлечения денежных средств граждан и их безвозмездного труда, а также стремясь подчинить их своей воле, путем применения к ним психологического насилия и причинения тяжкого вреда их здоровью, в том числе здоровью малолетних, сформировал преступный умысел, направленный на создание религиозного объединения, деятельность которого сопряжена с насилием над гражданами и иным причинением вреда их здоровью.

Вот в связи с этим обстоятельством у меня и возник ряд непониманий относительно некоторых ключевых утверждений, отсутствие обоснований которых элементарно делает всё обвинение откровенной клеветой и фальсификацией:

  • на основании чего было сделано заключение, что я обладаю лидерскими качествами?
  • на основании чего было сделано заключение, что в указанный период времени у меня появилась цель извлекать доход от религиозной деятельности?
  • на основании чего было сделано заключение, что в указанный период времени у меня появилось стремление подчинять людей своей воле, да ещё и путём причинения вреда их здоровью, в том числе и малолетним?
2
С целью реализации указанного преступного умысла Тороп С.А. разработал план, в соответствии с которым решил:
  • создать религиозную доктрину – догматически закрепленную систему верований, убеждений и практик, зафиксированную в документах, главным образом, в вероучении, ограничивающую право на жизнь, свободу, неприкосновенность личности и свободу совести, защиту семьи, материнства и детства, образование, охрану здоровья и медицинскую помощь, предпринимательство и иную экономическую деятельность, а также побуждающую к отказу от прохождения военной службы и унижающую человеческое достоинство через принуждение к участию в экспериментах;
  • назвавшись именем «Виссарион», используя внешний образ «Христа» и особый сакральный статус «Бога Слова», «Вечного живого Учителя» и т.д., путем пропаганды исключительности своего учения вовлечь в него граждан, после чего в ходе проведения проповедей и богослужений оказывать на них психологическое (суггестивное) воздействие – внушающее воздействие, обходящее сознательный контроль, идущее в обход разума через прямые либо косвенные внушения, подчинив их своей воле с целью использования денежных средств, а также безвозмездного труда последних для обеспечения своих потребностей и улучшения благосостояния;
  • с малолетнего возраста оказывать психологическое (суггестивное) воздействие на детей своих адептов с целью вовлечения их в свое учение для пополнения общины (паствы) и исключения возможности для них покинуть Общину;
  • учредить религиозное объединение, деятельность которого будет сопряжена с посягательствами на личность, права и свободы граждан, их законные интересы, насилием над гражданами и иным причинением вреда их здоровью, нанесением ущерба их нравственности, сопровождаться побуждением граждан к отказу от исполнения ими своих гражданских обязанностей;
  • организовать с целью привлечения новых адептов печать и публичное распространение материалов, пропагандирующих его учение.

На основе каких фактов следователь сформулировал подробный план реализации преступного умысла, который якобы разработал я?

3

В период с 1991 по 1992 гг., более точное время следствием не установлено, Тороп С.А., осуществляя приготовление к указанному преступлению, разработал и создал религиозную доктрину, ограничивающую право на жизнь, свободу, неприкосновенность личности и свободу совести, защиту семьи, материнства и детства, образование, охрану здоровья и медицинскую помощь, предпринимательство и иную экономическую деятельность, а также побуждающую к отказу от прохождения военной службы и унижающую человеческое достоинство через принуждение к участию в экспериментах, назвав своё учение «Единая Вера».

 

Когда именно и при каких обстоятельствах я якобы создал религиозную доктрину, содержащую перечисленные следователем специфические особенности?

4

Затем Тороп С.А., находясь на территории Красноярского края, а также иных неустановленных следствием местах, приискал неустановленных в ходе следствия лиц, неосведомленных о его преступном умысле, которые должны были привлекать внимание граждан к его учению, организовывать встречи с ним.

Вызывает глубокое недоумение формулировка утверждения, где одновременно говорится и о наличии факта, и о том, что о нём ничего не известно!

  • как можно уверенно утверждать, что в никому не известном месте, в никому не известное время, никому не известным образом якобы я приискал никому не известных людей?
  • как следователь мог утверждать, что люди, о которых он не имеет ни малейшего представления, были не осведомлены о преступном умысле и почему-то должны были привлекать внимание граждан к моему Учению?
5

В ходе данных встреч Тороп С.А., реализуя свой преступный умысел, направленный на создание религиозного объединения, действуя умышленно, против воли граждан, используя созданный им внешний образ «Христа» и имя «Виссарион», применял в отношении них технологии психологического (суггестивного) воздействия, вовлекая в ряды своих адептов, назвав объединение граждан «Община Единой Веры».

Из абзаца, где затрагивается начальный период проведения моих первых встреч, мне совершенно непонятно:

  • на основе чего возникло утверждение, что у меня в тот период появился преступный умысел, направленный на создание религиозной организации?
  • каким образом была определена в моих действиях умышленность применять что-то против воли граждан?
  • на каком основании появилось утверждение, что я специально создал и использовал чей-то внешний образ?
  • какие конкретные мои действия на таких общих для всех встречах смогли дать основания утверждать, что я применял именно технологии психологического (суггестивного) воздействия, а соответственно, если эта технология является специализированной, то на основании чего было установлено, что я обучался подобным технологиям вообще?
6
Таким образом, в период с 1991 г. по 1992 г. Тороп С.А.в нарушение ст. 4 Федерального закона РСФСР от 25.10.1990 № 267-1 «О свободе вероисповеданий» образовал религиозное объединение, то есть добровольное объединение совершеннолетних граждан, образованное в целях совместного осуществления права граждан на свободу вероисповеданий, в том числе для совместного исповедания и распространения веры.

Ну и в качестве заключительного нюанса, с помощью которого следователь как бы завершает обрисовку формирования базовой позиции, которая должна была позволить ему уже смелее расширять схему приснившейся ему преступной деятельности, он выразил итоговое заключение о том, что якобы уже в период с 1991 г. по 1992 г. я образовал религиозное объединение.

  • а какое именно религиозное объединение было мною образовано?
  • по какому признаку можно было заключить, что это религиозное объединение?
  • в какой момент религиозное объединение можно было считать образовавшимся?
7

Не позднее 1992 г., более точное время следствием не установлено, Тороп С.А., осознавая затруднительность руководства религиозным объединением в одиночку, понимая, что эффективность преступной деятельности существенно возрастет при её групповом совершении, принял решение о создании организованной группы под своим руководством, пригласив вступить в неё своего знакомого Редькина В.В.

На каком основании появилось утверждение, что я руководил каким-то религиозным объединением?

  • когда именно якобы я стал осознавать затруднительность руководства неким религиозным объединением в одиночку и на каком основании сделано такое утверждение?
  • когда именно якобы я принял решение о создании организованной группы и на каком основании сделано такое утверждение?
  • на каком основании появилось утверждение, что я пригласил Редькина В. В. вступить именно в эту вышеозначенную группу?

Отсутствие фактических обоснований выраженных мной непониманий по ключевым обстоятельствам делает бессмысленным продолжение рассмотрения непониманий по всем остальным деталям далее расписанного в тексте обвинения условного развития выдуманной следователем преступной схемы, так как вся логика развития такой схемы полностью зависит от уже рассмотренного, где исключительно все утверждения следователя, а в данном случае ещё и государственного обвинителя, абсолютно ничем не подтверждаются и скорее относятся к нездоровой фантазии преступного характера.

Будет неразумным рассматривать дальнейшее развитие схемы, где, по утверждению следователя, якобы я пригласил Редькина В. В. в помощь для руководства каким-то объединением, если следователь, в силу естественных причин, абсолютно никак не смог обосновать образование с 1991 г. по 1992 г. откровенно выдуманного им религиозного объединения, а соответственно не мог обосновать и того, что я им ещё и как-то руководил.

А теперь я перейду к другой части предъявленного обвинения, посвящённой причинению вреда здоровью.

Далее Тороп С.А. сообщил Редькину В.В. о своих преступных намерениях, направленных на создание религиозного объединения, с целью извлечения дохода от религиозной деятельности за счет привлечения денежных средств граждан и их безвозмездного труда, а также из иной личной заинтересованности, выраженной в стремлении подчинить своей власти других людей, в том числе малолетних, путем применения к ним психологического насилия, причинения тяжкого и средней тяжести вреда здоровью.

Затем Тороп С.А. сообщил Редькину В.В., что возглавляет религиозное объединение, исповедующее его учение «Единая Вера», после чего предложил последнему совместно с ним руководить данным религиозным объединением, достигая поставленных преступных целей путем применения к гражданам, в том числе малолетним, насилия и причиняя вред здоровью. При этом Тороп С.А. сообщил Редькину В.В., что в результате деятельности возглавляемого ими религиозного объединения и вербовки в его состав новых членов, они смогут получить власть над ними, подчинив своей воле с целью использования их денежных средств, а также безвозмездного труда для обеспечения своих потребностей и улучшения благосостояния.

На указанное предложение Редькин В.В., преследуя цель собственного обогащения, а также иную личную заинтересованность, выраженную в стремлении подчинить своей власти других людей, ответил согласием.

Таким образом, Тороп С.А. и Редькин В.В. объединились в организованную группу.

Затем Тороп С.А. и Редькин В.В. для достижения общей цели – извлечение дохода от религиозной деятельности за счет привлечения денежных средств граждан и их безвозмездного труда, а также из иной личной заинтересованности, выраженной в стремлении подчинить своей власти других людей, распределили между собой роли.

Так, Тороп С.А., являясь руководителем организованной группы и выполняя действия, направленные на реализацию единого преступного умысла, должен был:

  • осуществлять общее руководство религиозным объединением;
  • самостоятельно определять сущность и общую идеологию вероисповедания, цели и задачи религиозного объединения;
  • формировать доктрину своего учения, а также религиозные ритуалы для получения максимального эффекта при оказании на адептов психологического (суггестивного) воздействия при проведении встреч, проповедей и богослужений;
  • выступая в роли исповедника и проповедника, применять к адептам и их малолетним детям психическое насилие при проведении встреч, проповедей и богослужений;
  • совместно с Редькиным В.В. приискать земельный участок большой площади, находящийся в значительном отдалении от населенных пунктов, с целью организовать на нем поселение адептов учения «Единая Вера»;
  • совместно с Редькиным В.В. проводить обучение религии и религиозное воспитание адептов для последующего использования последних в интересах религиозного объединения, в том числе при вербовке новых адептов, проведении религиозных ритуалов, выполнении текущих задач, связанных с жизнедеятельностью общины;
  • устанавливать размер и периодичность сбора с адептов обязательных финансовых пожертвований, распоряжаться полученными денежными средствами по собственному усмотрению;
  • совместно с Редькиным В.В. устанавливать порядок и продолжительность обязательных общественных работ, в том числе при постройке ритуальных объектов;
  • выполнять иные действия, направленные на реализацию единого преступного умысла.

В свою очередь, Редькин В.В., являясь активным участником организованной группы, следуя указаниям руководителя организованной группы Торопа С.А. и выполняя действия, направленные на реализацию единого преступного умысла, должен был:

  • осуществлять общее руководство религиозным объединением в качестве второго лица после Торопа С.А.;
  • помогать Торопу С.А. в формировании доктрины его учения, а также религиозных ритуалов для получения максимального эффекта при оказании на адептов психологического (суггестивного) воздействия при проведении встреч, проповедей и богослужений;
  • выступая в роли посредника Торопа С.А. и наставника адептов, применять к ним психическое насилие при проведении встреч, проповедей и богослужений;
  • совместно с Торопом С.А. приискать земельный участок большой площади, находящийся в значительном отдалении от населенных пунктов, с целью организовать на нем поселение адептов учения «Единая Вера»;
  • совместно с Торопом С.А. проводить обучение религии и религиозное воспитание адептов для последующего использования последних в интересах религиозного объединения, в том числе при вербовке новых адептов, проведении религиозных ритуалов, выполнении текущих задач, связанных с жизнедеятельностью общины;
  • фиксировать вероучение Торопа С.А. на материальных источниках в виде книг, публикаций, брошюр, газет и др., в том числе электронных носителях информации, а также организовывать их распространение на территории Российской Федерации;
  • организовывать проведение встреч и проповедей Торопа С.А. с целью завлечения новых адептов;
  • формировать общественное мнение;
  • осуществлять прием и хранение денежных средств, полученных от адептов в качестве обязательных финансовых пожертвований, распоряжаться полученными денежными средствами по собственному усмотрению;
  • совместно с Торопом С.А. устанавливать порядок и продолжительность обязательных общественных работ, в том числе при постройке ритуальных объектов;
  • выполнять иные действия, направленные на реализацию единого преступного умысла.

Созданная Торопом С.А. организованная группа характеризовалась постоянством форм и методов преступной деятельности, заключавшихся в осуществлении одних и тех же действий, а именно:

  • во-первых, систематическом психологическом (суггестивном) воздействии на своих адептов, продолжавшимся с 1992 г. до 22.09.2020;
  • во-вторых, получением материальной выгоды в виде обязательных финансовых пожертвований адептов в результате подчинения их своей воле вследствие применения к ним психологического насилия;
  •  в-третьих, устойчивостью, которая выражалась в сплоченности и стабильности её состава, устоявшихся прочных связях и взаимоотношениях между её участниками, что было обусловлено продолжительным знакомством соучастников, общим пониманием преступных целей, единством преступного умысла;
  • в-четвертых, распределением между ними ролей;
  • в-пятых, согласованностью их действий для достижения единого умысла, направленного на извлечение дохода из религиозной деятельности и применение насилия над гражданами;
  • в-шестых, совершением длительных подготовительных мероприятий, связанных с достижением преступной цели;
  • в-седьмых, использованием средств связи;
  • в-восьмых, распределением преступлений на этапы, а именно: создание религиозной доктрины; вовлечение адептов; оказание систематического психологического (суггестивного) воздействия; учреждение религиозного объединения; распространение пропагандистской литературы; получение власти над адептами и материальной выгоды; распоряжение денежными средствами.

При этом Тороп С.А. и Редькин В.В. осознавали противоправный характер и общественную опасность своих действий, предвидели неизбежность наступления в результате их совершения общественно опасных последствий в виде причинения адептам, в том числе их малолетним детям, тяжкого и средней тяжести вреда здоровью, а также физических и нравственных страданий, желали их наступления, то есть действовали умышленно.

Таким образом, у Торопа С.А. и Редькина В.В. сформировался единый преступный умысел, направленный на руководство созданным ранее Торопом С.А. религиозным объединением, деятельность которого сопряжена с насилием над гражданами и иным причинением вреда их здоровью.

Разработав преступный план и распределив между собой роли, Тороп С.А. и Редькин В.В. приступили к реализации данного плана.

В период с 1992 по 24.06.1994, более точное время следствием не установлено, Тороп С.А. и Редькин В.В., реализуя единый преступный умысел, находясь в различных городах Российской Федерации, проводили встречи, проповеди и богослужения, в ходе которых оказывали на граждан психологическое (суггестивное) воздействие, вовлекая в своё религиозное объединение в качестве адептов.

В результате указанных действий у Торопа С.А. и Редькина В.В. в различных городах Российской Федерации образовались общины (паствы), состоящие из адептов вероучения «Единая Вера».

При этом адепты, находясь под психологическим воздействием Торопа С.А. и Редькина В.В., приводили на встречи, проповеди и богослужения своих малолетних детей, к которым Торопом С.А. и Редькиным В.В. также применялось психологическое насилие.

В данный период времени Редькин В.В., находясь на территории Российской Федерации, основываясь на созданном Торопом С.А. вероучении, разработал и организовал изготовление на бумажных носителях необходимых для функционирования религиозного объединения и привлечения новых адептов основополагающих материалов, которым совместно с Торопом С.А. дал наименование «Последний Завет». Указанные материалы содержали доктринальные рекомендации, ограничивающие право на жизнь, свободу, неприкосновенность личности и свободу совести, защиту семьи, материнства и детства, образование, охрану здоровья и медицинскую помощь, предпринимательство и иную экономическую деятельность, а также побуждающие к отказу от прохождения военной службы и унижающие человеческое достоинство через принуждение к участию в экспериментах, необходимые для достижения преступных целей организованной группы.

Затем Тороп С.А., ознакомившись с представленными ему Редькиным В.В. материалами, полностью одобрил их содержание, после чего с целью наделения религиозного объединения правами юридического лица приняли совместное решение о создании религиозного объединения «Община Единой Веры» в форме юридического лица, деятельность которого сопряжена с насилием над гражданами и иным причинением вреда их здоровью.

Кроме того, в период времени с 1992 по 24.06.1994 Тороп С.А. и Редькин В.В., с целью дистанционного распространения вероучения «Единая Вера», организовали изготовление видео- и аудиоматериалов, содержащих записи выступлений Торопа С.А., которые наиболее активные адепты, неосведомленные о преступных намерениях Торопа С.А. и Редькина В.В., должны были распространять среди граждан в различных городах Российской Федерации, что те и делали, продолжая вовлекать в религиозное объединение новых членов.

В указанный период времени Тороп С.А. и Редькин В.В., находясь на территории Красноярского края, приискали наиболее активного адепта учения «Единой Веры» – старосту общины г. Минусинска Чевалкова С.Б., неосведомленного об их преступных намерениях, с целью привлечения его в качестве их представителя при создании религиозного объединения «Община Единой Веры».

При этом Тороп С.А. и Редькин В.В., реализуя единый преступный умысел, разработали Устав религиозного объединения «Община Единой Веры», в который включили следующие положения.

Согласно п. 1.1, 1.5 ст. 1 указанного Устава религиозное объединение «Община Единой Веры» является добровольным религиозным объединением последователей «Единой Веры» и учреждается в целях реализации права граждан России на свободу вероисповеданий и распространение своих вероучений (п. 1.1). Район деятельности общины – г. Минусинск и районы Красноярского края, где действуют общинные дома (п. 1.5).

В качестве юридического адреса религиозного объединения «Община Единой Веры» Тороп С.А. и Редькин В.В. решили признать место жительства Торопа С.А. в указанный период времени, а именно: г. Минусинск, ул. Спартака, д. 31, кв. 8 (п. 1.2 ст. 1 Устава).

Согласно п. 2.1, 2.2, пп. 2.3.1, 2.3.2 п. 2.3 ст. 2 указанного Устава основной целью деятельности общины является совместное исповедание и распространение учения «Единой Веры» (п. 2.1). Община ставит своей задачей оповестить людей во всем мире о ниспосланном на Землю Слове, ознакомить с учением Веры, помочь в постижении сути учения на примерах его практического воплощения в жизни общины (п. 2.2). Основными формами деятельности общины являются: совершение культа «Единой Веры» через единую молитву, обряды крещения и венчания, проповеди «Виссариона», духовные встречи с «Виссарионом» и его учениками, посты и т.п. (пп. 2.3.1 п. 2.3). Распространение учения «Единой Веры» в России и за рубежом через: средства массовой информации, миссионерскую деятельность, дела милосердия и благотворительности, религиозное обучение и воспитание, паломничество (пп. 2.3.2 п. 2.3).

В соответствии с п. 4.1, 4.4, 4.5 ст. 4 указанного Устава членом общины может стать любой совершеннолетний гражданин, который уверовал в путь истинного духовного развития, опираясь на «Последний Завет» «Отца Небесного», и готов исполнять заповеди и правила общинного жития (п. 4.1). Члены общины обязаны: идти по пути истинного духовного развития, опираясь на «Последний Завет», явленный через слово «Виссариона» отцом «Небесным»; знать и неуклонно соблюдать правила общинного жития, в первую очередь трудиться, принося благо людям, обеспечивая себя материально и оказывая помощь общине (п. 4.4). В случае неисполнения своих обязанностей член общины может быть отлучен от нее решением общего сбора общины (п. 4.5).

В соответствии с п. 5.2 ст. 5 указанного Устава высшим органом управления общины является Общий Сбор членов Общины, который созывался Председателем.

Кроме того, Тороп С.А. и Редькин В.В. разработали приложения к Уставу религиозного объединения «Община Единой Веры»:

  • приложение № 1, содержащее основные положения учения «Единой Веры»;
  •  приложение № 2, содержащее молитву «Единой религии»;
  • приложение № 3, содержащее правила внутриобщинного жития минусинской общины «Единой Веры», согласно п. 1, 2, 3, 4, 8, 10 которых членами общины могут быть только люди верующие, стремящиеся к постижению Истины и выполнению Заповедей, данных ныне от Бога, соблюдающие правила внутриобщинного жития, участвующие в общинном труде либо оказывающие материальную или иную помощь Общине (п. 1). Все члены Общины должны трудиться, принося благо людям и обеспечивая себя материально, на предприятиях города, на предприятиях и промыслах внутри Общины или индивидуально. Общинным трудом является любая деятельность, определенная самой Общиной. В общинном труде участвуют только люди верующие, стремящиеся исполнять Правила внутриобщинного жития (п. 2). В общинных домах могут жить только члены Общины, участвующие в общинном труде либо работающие в государственных учреждениях и вносящие необходимую часть заработанных средств на нужды дома (п. 3). Вновь прибывшие люди могут получать кров и пищу в домах Общины на правах гостей в течение 3 дней. После чего они должны войти в Общину (п. 4). Все посещения домов и квартир Общины для общения разрешаются только после ужина (после 20 часов) и в выходной день. Можно общаться и в ходе совместной работы (п. 8). Если человек регулярно нарушает правила, пренебрегая замечаниями старосты (хозяина дома), то староста (хозяин) собирает общину дома и предупреждает, что в случае повтора нарушения, это будет последним днем пребывания этого человека в Общине. Если предупреждение не возымело действия, то нарушителю Общиной отказывается в крове и пище, и тогда он не может быть принят ни в одном из домов Общины (п. 10);
  • приложение № 4, содержащее правила посещения минусинской Общины «Единой Веры» и вхождения в неё, согласно п. 1-4, 6 которых любому приезду в Общину, независимо от целей и предполагаемых сроков пребывания, должно предшествовать уведомление об этом (п. 1). В случае приезда на короткое время сообщаются фамилии приезжающих и дата приезда (п. 2). При желании приехать на постоянное жительство и при наличии средств на приобретение (строительство) жилья, сообщаются, кроме того, пожелания по месту и условиям будущего поселения (п. 3). При желании приехать на постоянное жительство, но отсутствии средств на приобретение жилья, необходимо обязательно согласовать возможность и сроки приезда. При этом сообщается семейное положение, специальность и адрес или телефон последователя, и при возникновении возможности принять его в Общину, ему дается вызов на переезд (п. 4). При желании поселиться в сельской местности необходимо получить рекомендации о наличии жилья на продажу и возможности поселения (строительства) в тех или иных населенных пунктах. Выезд в указанные населенные пункты без согласования крайне нежелателен (п. 6).

Таким образом, Тороп С.А. и Редькин В.В. организовали обязательную трудовую повинность адептов, а также закрепили зависимость последних от установленных ими правил, в том числе касающихся проживания в Общине, в случае нарушения которых человек оставался без возможности удовлетворения своих основных потребностей в виде питания и проживания в помещении. Кроме того, Торопом С.А. и Редькиным В.В. выстроена система социальной стратификации, при которой последователей, обладающих денежным достатком, они заселяли рядом с собой, с целью получения от них денежных средств в ходе оказания на них психологического воздействия, при этом неимущих адептов селили в отдаленных населенных пунктах Общины.

После этого, не позднее 19.06.1994, более точное время следствием не установлено, Тороп С.А. и Редькин В.В., находясь на территории Красноярского края, распорядились об утверждении Устава религиозного объединения «Община Единой Веры» и о его регистрации в Управлении юстиции администрации Красноярского края.

С этой целью 19.06.1994 советом «Общины Единой Веры», находящимся под контролем Торопа С.А. и Редькина В.В., утверждён Устав религиозного объединения «Община Единой Веры».

Далее Чевалков С.Б., неосведомленный о преступных намерениях Торопа С.А. и Редькина В.В., исполняя их указание, представил в период с 19.06.1994 по 24.06.1994 Устав религиозного объединения «Община Единой Веры» в Управление юстиции администрации Красноярского края, где должностным лицом данного управления, неосведомленным о преступных намерениях Торопа С.А. и Редькина В.В., он был зарегистрирован 24.06.1994, тем самым организация была включена в реестр религиозных объединений Красноярского края.

Таким образом, Тороп С.А. и Редькин В.В., реализуя единый преступный умысел, посредством лиц, неосведомленных об их преступных намерениях, в нарушение ст. 4 Федерального закона РСФСР от 25.10.1990 № 267-1 «О свободе вероисповеданий», в период с 19.06.1994 по 24.06.1994 создали религиозное объединение «Община Единой Веры», деятельность которого сопряжена с насилием над гражданами и иным причинением вреда их здоровью.

В результате создания указанного религиозного объединения юридически были закреплены обязанности адептов совершать религиозные обряды, соблюдать «Последний Завет», установленные Торопом С.А. и Редькиным В.В. правила проживания в общине, а также передача денежных средств Общине под видом добровольных пожертвований.

Фактическое руководство религиозным объединением «Община Единой Веры» осуществляли Тороп С.А. и Редькин В.В., при этом общий сбор членов общины как высший орган управления объединением, закрепленный уставом, имел формальное значение и распорядительные функции не выполнял.

В период с 24.06.1994 по 10.09.1994 в связи с увеличением количества адептов учения «Единой Веры» и необходимостью расширения области деятельности общины Тороп С.А. и Редькин В.В. поручили Чевалкову С.Б. внести изменения в положения Устава, а также зарегистрировать его в установленном порядке.

В частности, в соответствии с п. 1.2 и 1.5 ст. 1 новой редакции указанного Устава был изменен юридический адрес общины, а именно указан адрес: 662925, с. Черемшанка Курагинского района Красноярского края, ул. Садовая, д. 11 «а» (п. 1.2), район деятельности общины: Минусинск и таёжные районы Красноярского края, прилегающие к озеру Тиберкуль.

После этого, 10.09.1994 Общим Сбором «Общины Единой Веры», находящимся под контролем Торопа С.А. и Редькина В.В., компетенция которого в новой редакции Устава не изменилась, принят Устав религиозного объединения «Община Единой Веры» в новой редакции.

Далее по решению Торопа С.А. и Редькина В.В.
Чевалков С.Б., неосведомленный об их преступных намерениях, исполняя их указание, в период с 10.09.1994 по 15.03.1995 представил новую редакцию Устава религиозного объединения «Община Единой Веры» в Управление юстиции администрации Красноярского края, где должностным лицом данного управления, неосведомленным о преступных намерениях Торопа С.А. и Редькина В.В., он был зарегистрирован 15.03.1995.

Затем Тороп С.А. и Редькин В.В., с целью изоляции своих адептов от общества для информационной и физической депривации, ограничений в удовлетворении базовых физических потребностей человека, лишения информации и обеспечения строгого контроля за ней, совершили действия, направленные на получение в пользование земельного участка лесного фонда Курагинского района, находящегося в значительном удалении от крупных населенных пунктов Красноярского края, для организации создания на нём поселений для своих адептов.

Так, по указанию Торопа С.А. и Редькина В.В. 12.06.1994, а также 18.10.1994 наиболее активный последователь их учения Казаков С.М., неосведомлённый об их преступных намерениях, действуя от лица группы последователей учения «Единая Вера», обратился в администрацию Курагинского района Красноярского края с заявлением о выделении земельного участка площадью 250 га на г. Сухая около озера Тиберкуль для создания экологического поселения. В заявлении он также указал, что для этих целей будет учреждено юридическое лицо «Табрат».

Рассмотрев указанное заявление, глава администрации Курагинского района Красноярского края Петрухин Н.Ф., неосведомленный о преступных намерениях Торопа С.А. и Редькина В.В., 16.11.1994 вынес постановление № 674-п об изъятии из земель Курагинского лесхоза 250 га лесопокрытой площади в кв. 218, 268, 269 и 270 и передаче их в ведение администрации Черемшанского сельсовета для предоставления гражданам или учрежденному ими акционерному обществу с целью создания поселений нового типа с не нарушающим экологию Земли образом жизни.

Затем, Казаковым С.М., действующим по указанию Торопа С.А. и Редькина В.В. и неосведомленным об их преступных намерениях, 07.04.1995 учреждено закрытое акционерное общество «Табрат» ИНН 2423006399, которое 10.04.1995 должностным лицом администрации Курагинского района, неосведомленным о преступных намерениях Торопа С.А. и Редькина В.В., было зарегистрировано в установленном порядке.

Затем, 30.04.1996 между комитетом по земельным ресурсам и землеустройству Курагинского района, в лице председателя Домбинского В.И., неосведомленного о преступных намерениях Торопа С.А. и Редькина В.В., и ЗАО «Табрат», в лице генерального директора Казакова С.М., был заключен договор аренды земельного участка № 1, согласно которому последний получил в аренду сроком на 50 лет покрытый лесом земельный участок, расположенный в районе озера Тиберкуль и горы Сухая, общей площадью 250 га, для строительства экспериментального экологоноосферного поселения с правом вырубки леса и ведения в нём образа жизни, не нарушающего экологическое равновесие Земли.

Тем самым Тороп С.А. и Редькин В.В. в соответствии со своим преступным планом получили в свое пользование через подконтрольное им ЗАО «Табрат» указанный земельный участок, куда впоследствии организовали миграцию своих адептов.

Таким образом, Тороп С.А. и Редькин В.В., получив в пользование земельный участок общей площадью 250 га, находящийся в значительном удалении от крупных населенных пунктов Красноярского края, с целью извлечения дохода от религиозной деятельности за счет привлечения денежных средств адептов и их безвозмездного труда, а также из иной личной заинтересованности, выраженной в стремлении подчинить своей власти других людей, путем применения к ним психологического насилия, причинения тяжкого вреда их здоровью, в том числе здоровью малолетних, а также средней тяжести вреда здоровью, организовали изоляцию своих адептов и их малолетних детей от общества для информационной и физической депривации, ограничений в удовлетворении базовых физических потребностей человека, лишения информации и обеспечения строгого контроля за ней.

В период с 15.03.1995 по 21.09.1995 Тороп С.А. и Редькин В.В. с целью расширения сферы влияния и изменения структуры управления распорядились о внесении новых изменений в положения Устава, а также о его регистрации в установленном порядке.

Так, согласно п. 1.1, 1.2 ст. 1 указанного Устава изменено наименование религиозного объединения – на «Церковь Последнего Завета» (п. 1.1), и район деятельности Церкви – на Красноярский край (п. 1.5).

Кроме того, в соответствии с п. 4.1, 4.2 ст. 4 указанного Устава высшим духовным лицом Церкви стал являться основатель «Церкви Последнего Завета» Виссарион, в миру – Тороп С.А. Исключительной компетенцией основателя Церкви являются следующие решения: благословление на деятельность устроителя Церкви и членов Церковного совета религиозного объединения; посвящение в сан священников «Единой Веры» (п. 4.1). Коллективным органом принятия решений определен Церковный совет, состоящий из 7 действующих и одного резервного члена совета, благословленных на деятельность основателем церкви. Высшим административно-управленческим лицом определен устроитель Церкви, который благословляется на деятельность основателем церкви (п. 4.2).

После этого, 21.09.1995 Общим Сбором «Общины Единой Веры», находящимся под контролем Торопа С.А. и Редькина В.В., была принята новая редакция Устава религиозного объединения «Церковь Последнего Завета».

Далее, по указанию Торопа С.А. и Редькина В.В. в период с 21.09.1995 по 05.10.1995 Чевалков С.Б., неосведомленный об их преступных намерениях, представил в Управление юстиции администрации Красноярского края Устав, принятый 21.09.1995 Общим Сбором «Общины Единой Веры», где он был зарегистрирован 05.10.1995 должностным лицом управления, неосведомленным о преступных намерениях Торопа С.А. и Редькина В.В.

Кроме того, в соответствии с решением Торопа С.А. и Редькина В.В. на должность устроителя религиозного объединения «Церковь Последнего Завета» был назначен Казаков С.М., неосведомленный об их преступных намерениях.

При этом фактическое руководство религиозным объединением «Церковь Последнего Завета» осуществляли Тороп С.А. и Редькин В.В., а Церковный совет и устроитель церкви распорядительные функции в религиозном объединении не выполняли.

В связи с принятием Федерального закона от 26.09.1997 № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» с 01.10.1997 Федеральный закон РСФСР от 25.10.1990 № 267-1 «О свободе вероисповедания» утратил свою юридическую силу.

В соответствии с ч. 1 ст. 6, ч. 2 ст. 6, ч. 1 ст. 7, ч. 2 ст. 7 Федерального закона от 26.09.1997 № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» религиозным объединением в Российской Федерации признается добровольное объединение граждан Российской Федерации, иных лиц, постоянно и на законных основаниях проживающих на территории Российской Федерации, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры и обладающее соответствующими этой цели признаками: вероисповедание; совершение богослужений, других религиозных обрядов и церемоний; обучение религии и религиозное воспитание своих последователей (ч. 1 ст. 6). Религиозные объединения могут создаваться в форме религиозных групп и религиозных организаций (ч. 2 ст. 6). Религиозной группой признается добровольное объединение граждан, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры, осуществляющее деятельность без государственной регистрации и приобретения правоспособности юридического лица. Помещения и необходимое для деятельности религиозной группы имущество предоставляются в пользование группы ее участниками (ч. 1 ст. 7). Граждане, образовавшие религиозную группу с намерением в дальнейшем преобразовать ее в религиозную организацию, уведомляют о ее создании и начале деятельности органы местного самоуправления (ч. 2 ст. 7).

Учитывая изменения в законодательстве Российской Федерации, в период с 01.10.1997 по 28.12.2000 Торопом С.А. и Редькиным В.В. принято решение о перерегистрации религиозного объединения «Церковь Последнего Завета» в форме религиозной организации.

В связи с этим, в период с 20.05.2000 по 28.12.2000 Тороп С.А. и Редькин В.В. распорядились о внесении изменений в Устав религиозной организации и направлении его в Управление Министерства юстиции Российской Федерации по Красноярскому краю с целью регистрации.

При этом по указанию Торопа С.А. и Редькина В.В. учредителями данной религиозной организации выступили их адепты Брусинов А.В., Даровских О.П., Казаков С.М., Казаков Д.С., Марковский М.В., Лунин А.В., Мирошников А.В., Денисенко А.И., Чунарев Б.А., Ташланов А.Г., Цветков А.В., Плотников Е.Ю., Староверов А.Г., неосведомленные о преступных намерениях участников организованной группы и фактически какие-либо распорядительные функции в организации не выполняющие. В число учредителей также вошел Редькин В.В. с целью сохранения контроля над деятельностью религиозной организации. Фактическое руководство религиозной организацией осуществляли Тороп С.А. и Редькин В.В.

Кроме того, в период с 20.05.2000 по 28.12.2000 по указанию Торопа С.А. и Редькина В.В. решением учредителей Курагинской местной религиозной организации «Церковь последнего завета» (далее – КМРО «ЦПЗ») утвержден Церковный совет, состоящий из их адептов Брусинова А.В., Казакова С.М., Марковского М.В., Староверова А.Г., Ташланова А.Г., Цветкова А.В., а также самого Редькина В.В.

Затем, в указанный период времени решением Церковного совета устроителем КМРО «ЦПЗ» избран Казаков С.М., неосведомленный о преступных намерениях Торопа С.А. и Редькина В.В., а также утверждена новая редакция Устава.

Согласно п. 1.1 – 1.4 ст. 1 новой редакции Устава изменено наименование юридического лица на Курагинскую местную религиозную организацию «Церковь последнего завета», которая является добровольным религиозным объединением граждан, исповедующих «Единую Веру» в виде «Последнего Завета» (п. 1.1). Церковь учреждается в целях реализации права граждан России на свободу вероисповеданий и распространение своих вероучений (п. 1.2). Церковь является местной религиозной организацией, осуществляющей деятельность на территории Курагинского района Красноярского края (п. 1.3). Местонахождение Церкви – село Черемшанка Курагинского района Красноярского края (п. 1.4).

В соответствии с п. 2.1, 2.2 ст. 2 указанной новой редакции Устава целью деятельности Церкви является совместное исповедание и распространение «Единой Веры», явленной человечеству «Виссарионом» в виде «Последнего Завета» (п. 2.1). Задачами Церкви являются: совершение богослужений, других религиозных обрядов и церемоний; обучение религии и религиозное воспитание своих последователей; распространение убеждений «Единой Веры» (п. 2.2).

Согласно п. 5.1, 5.2, 5.4 ст. 5 указанной новой редакции Устава коллективным органом принятия решений является Церковный совет, состоящий из 7 членов совета, избранных простым большинством голосов учредителей Церкви (п. 5.1). Руководство деятельностью Церкви в промежутках между заседаниями Церковного совета осуществляет устроитель Церкви, который избирается Церковным советом из своего состава (п. 5.2). Верующим Церкви признается любой совершеннолетний гражданин, уверовавший в «Последний Завет» и проявляющий стремление и старание достойно выполнять его заповеди и законы (п. 5.4).

Далее, в период с 20.05.2000 по 28.12.2000 Чевалков С.Б., неосведомленный о преступных намерениях Торопа С.А. и Редькина В.В., исполняя их указание, представил Устав КМРО «ЦПЗ» в Управление Министерства юстиции Российской Федерации по Красноярскому краю, где должностным лицом данного управления, неосведомленным о преступных намерениях Торопа С.А. и Редькина В.В., он был зарегистрирован 28.12.2000, тем самым организация была включена в реестр юридических лиц Российской Федерации.

Таким образом, Тороп С.А. и Редькин В.В., реализуя свой преступный умысел, посредством лиц, неосведомленных об их преступных намерениях, создали в соответствии с Федеральным законом от 26.09.1997 № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» КМРО «ЦПЗ». При этом установленные ранее Торопом С.А. и Редькиным В.В. обязанности адептов совершать религиозные обряды, соблюдать «Последний Завет» и правила проживания в общине, в том числе передача денежных средств Общине под видом добровольных пожертвований, остались без изменений и были обязательны к исполнению.

Фактическое руководство КМРО «ЦПЗ» продолжили осуществлять Тороп С.А. и Редькин В.В., при этом органы управления в виде Церковного совета и устроителя, установленные Уставом, имели формальное значение, организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции в религиозной организации не выполняли.

Кроме того, в период с 1992 г. по 22.09.2020 Тороп С.А. и Редькин В.В. разработали, а также организовали издание, тиражирование и распространение книг «Последний Завет» и иных материалов в виде книг, публикаций, брошюр и газет, содержащих вероучение Торопа С.А. Указанные материалы содержали доктринальные рекомендации, ограничивающие право на жизнь, свободу и неприкосновенность личности, свободу совести, защиту семьи, материнства и детства, образование, охрану здоровья и медицинскую помощь, предпринимательство и иную экономическую деятельность, а также побуждающие к отказу от прохождения военной службы и унижающие человеческое достоинство через принуждение к участию в экспериментах. Кроме того, в них содержались указания на обязательность финансовых пожертвований адептов в виде «десятины» – десятой части всех их доходов, на необходимость отказа от денег как от «зла», «механизма уничтожения человечества» и на необходимость работать по принципу натурального обмена с передачей денежных средств в общину как механизма сглаживания денежной зависимости, а также указания на участие адептов в обязательных общественных работах. Данные материалы были направлены на неограниченный круг лиц, содержали злободневные и повседневные социально востребованные темы, при этом сакрализировали все действия, осуществляемые «Виссарионом», указывали на исключительность данного учения и его последователей.

Таким образом, Тороп С.А. и Редькин В.В. посредством распространения данных материалов вовлекали в своё учение новых адептов, а также оказывали на них психологическое (суггестивное) воздействие, подчиняя своей воле с целью использования денежных средств, а также безвозмездного труда последних для обеспечения своих потребностей и улучшения благосостояния.

В период с 1992 г. по 24.01.2001 Тороп С.А. и Редькин В.В., действуя умышленно, в рамках отведенных им ролей, реализуя единый преступный умысел, осознавая противоправный характер своих действий и предвидя неизбежность наступления общественно опасных последствий своих действий в виде причинения тяжкого и средней тяжести вреда здоровью, а также физических и нравственных страданий, желая их наступления, проводили на территории различных городов Российской Федерации в квартирах адептов, а также иных помещениях, предоставленных или арендованных для массовых мероприятий, многочисленные встречи, проповеди и богослужения, на которых применяли в отношении граждан, в том числе их малолетних детей, помимо их воли, манипулятивное групповое организованное психологическое насилие, в ходе которого оказывали на них психологическое (суггестивное) воздействие в виде скрытого программирования поведения, а также рефреймирования с целью манипуляции их сознанием. В ходе указанных действий оказывалось психологическое воздействие на интеллектуальные, волевые и другие психические процессы граждан с целью подчинения и изменения их взглядов, мнений, отношений, ценностных ориентации, настроений, мотивов, установок, а также стереотипов поведения, нарушались психологические границы личности, не обеспечивалась социальная и психологическая безопасность, которые расцениваются как травмирующее действие.

При этом в период с 01.01.2001 по 24.01.2001, более точное время следствием не установлено, Тороп С.А. и Редькин В.В., находясь на территории Красноярского края, в связи со значительным приростом количества адептов их учения, осознавая, что эффективность преступной деятельности существенно возрастет при увеличении членов организованной группы, приняли решение пригласить вступить в неё своего знакомого Ведерникова В.О., обладающего организаторскими способностями и познаниями в области управления финансово-хозяйственной деятельностью юридического лица.

Далее Тороп С.А. и Редькин В.В., в указанный период времени, находясь там же, сообщили Ведерникову В.О. о своих преступных намерениях, направленных на извлечение дохода от религиозной деятельности за счет привлечения денежных средств адептов его культа и их безвозмездного труда, а также из иной личной заинтересованности, выраженной в стремлении подчинить своей власти других людей, путем применения к ним психологического насилия, а также причинения тяжкого вреда их здоровью, в том числе здоровью малолетних, а также средней тяжести вреда здоровью.

При этом Тороп С.А. и Редькин В.В. сообщили Ведерникову В.О., что в результате деятельности возглавляемой ими религиозной организации и вербовки в её состав новых членов, они смогут получить власть над ними, подчинив своей воле с целью использования их денежных средств, а также безвозмездного труда для обеспечения своих потребностей и улучшения благосостояния.

На указанное предложение Ведерников В.О., преследуя цель собственного обогащения, а также иную личную заинтересованность, выраженную в стремлении подчинить своей власти других людей, находясь на территории Красноярского края, в период с 01.01.2001 по 24.01.2001, ответил согласием.

Таким образом, Ведерников В.О. в период с 01.01.2001 по 24.01.2001 вступил в созданную Торопом С.А. и Редькиным В.В. организованную группу.

Затем Тороп С.А., Редькин В.В. и Ведерников В.О. для достижения общей цели – извлечение дохода от религиозной деятельности за счет привлечения денежных средств адептов культа Торопа С.А. и их безвозмездного труда, а также из иной личной заинтересованности, выраженной в стремлении подчинить своей власти других людей, распределили между собой роли.

Так, Тороп С.А., продолжая быть руководителем организованной группы и выполняя действия, направленные на реализацию единого преступного умысла, должен был: осуществлять общее руководство религиозным объединением; самостоятельно определять сущность и общую идеологию вероисповедания, цели и задачи религиозного объединения; формировать доктрину своего учения, а также религиозные ритуалы для получения максимального эффекта при оказании на адептов психологического (суггестивного) воздействия при проведении встреч, проповедей и богослужений; выступая в роли исповедника и проповедника, применять к адептам психическое насилие при проведении встреч, проповедей и богослужений; совместно с Редькиным В.В. проводить обучение религии и религиозное воспитание адептов для последующего использования последних в интересах религиозного объединения, в том числе при вербовке новых адептов, проведении религиозных ритуалов, выполнении текущих задач, связанных с жизнедеятельностью общины; устанавливать размер и периодичность сбора с адептов обязательных финансовых пожертвований, распоряжаться полученными денежными средствами по собственному усмотрению; совместно с Редькиным В.В. и Ведерниковым В.О. устанавливать порядок и продолжительность обязательных общественных работ, в том числе при постройке ритуальных объектов; выполнять иные действия, направленные на реализацию единого преступного умысла.

При этом Редькин В.В., являясь активным участником организованной группы, следуя указаниям руководителя организованной группы Торопа С.А. и выполняя действия, направленные на реализацию единого преступного умысла, должен был: осуществлять общее руководство религиозным объединением в качестве второго лица после Торопа С.А.; помогать Торопу С.А. в формировании доктрины его учения, а также религиозных ритуалов для получения максимального эффекта при оказании на адептов психологического (суггестивного) воздействия при проведении встреч, проповедей и богослужений; выступая в роли посредника Торопа С.А. и наставника адептов, применять к ним психическое насилие при проведении встреч, проповедей и богослужений; совместно с Торопом С.А. проводить обучение религии и религиозное воспитание адептов для последующего использования последних в интересах религиозного объединения, в том числе при вербовке новых адептов, проведении религиозных ритуалов, выполнении текущих задач, связанных с жизнедеятельностью общины; фиксировать вероучение Торопа С.А. на материальных источниках в виде книг, публикаций, брошюр, газет и др., организовывать их распространение на территории Российской Федерации; организовывать проведение встреч и проповедей Торопа С.А. с целью завлечения новых адептов; формировать общественное мнение; распоряжаться денежными средствами адептов, полученными в качестве обязательных финансовых пожертвований, по собственному усмотрению; совместно с Торопом С.А. и Редькиным В.В. устанавливать порядок и продолжительность обязательных общественных работ, в том числе при постройке ритуальных объектов; выполнять иные действия, направленные на реализацию единого преступного умысла.

В свою очередь, Ведерников В.О., также являясь активным участником организованной группы, следуя указаниям руководителя организованной группы Торопа С.А. и выполняя действия, направленные на реализацию единого преступного умысла, должен был: после назначения по решению Торопа С.А. и Редькина В.В. на должность устроителя КМРО «ЦПЗ» – осуществлять руководство КМРО «ЦПЗ» в части всей финансово-хозяйственной деятельности; представлять её интересы в переговорах со сторонними организациями и органами государственной власти; заключать контракты и договоры в качестве представителя КМРО «ЦПЗ»; организовывать сбор с адептов обязательных финансовых пожертвований; за счет полученных денежных средств организовывать материальное обеспечение Торопа С.А. и Редькина В.В. при проведении встреч, проповедей и богослужений, при издании и тиражировании книг, публикаций, брошюр, газет и других материалов, содержащих вероучение Торопа С.А.; выступая в роли посредника Торопа С.А. применять к адептам психическое насилие при проведении встреч, богослужений и собраний; формировать общественное мнение; совместно с Торопом С.А. и Редькиным В.В. устанавливать порядок и продолжительность обязательных общественных работ, в том числе при постройке ритуальных объектов; организовывать выполнение текущих задач, связанных с жизнедеятельностью общины; распоряжаться денежными средствами адептов, полученными в качестве обязательных финансовых пожертвований, по собственному усмотрению; выполнять иные действия, направленные на реализацию единого преступного умысла.

При этом Тороп С.А., Редькин В.В. и Ведерников В.О. осознавали противоправный характер и общественную опасность своих действий, предвидели неизбежность наступления в результате их совершения общественно опасных последствий, в виде причинения адептам тяжкого вреда их здоровью, в том числе здоровью малолетних, а также средней тяжести вреда здоровью, а также физических и нравственных страданий, желали их наступления, то есть действовали умышленно.

Разработав преступный план и распределив между собой роли, Тороп С.А., Редькин В.В. и Ведерников В.О. приступили к его реализации.

В период с 01.01.2001 по 24.01.2001 Тороп С.А. и Редькин В.В., осуществляя руководство КМРО «ЦПЗ», распорядились о назначении на должность устроителя религиозной организации Ведерникова В.О., который с 24.01.2001 в соответствии с решением собрания учредителей религиозной организации назначен на данную должность. Указанные изменения 14.11.2002 внесены в Единый государственный реестр юридических лиц.

Таким образом, Тороп С.А., Редькин В.В. и Ведерников В.О. организовали наделение последнего организационно-распорядительными и административно-хозяйственными функциями в КМРО «ЦПЗ».

Кроме того, в 2007 г., более точное время следствием не установлено, Тороп С.А., Редькин В.В. и Ведерников В.О. с целью распространения вероучения «Единая Вера», а также поддержания адептов в необходимом для применения группового организованного психологического насилия психоэмоциональном состоянии, приискали адепта их учения Ованесяна А.С., обладающего специальными познаниями в области компьютерного программирования, неосведомленного об их преступных намерениях, для разработки компьютерной программы «Исследователь Последнего Завета», содержащей тексты религиозной литературы, разработанной Торопом С.А. и Редькиным В.В., а также результаты проводимых ими встреч, проповедей и богослужений, на которых в отношении адептов применялось манипулятивное групповое организованное психологическое насилие.

В 2007 г. Ованесян А.С. разработал указанную программу, которая по указанию Торопа С.А., Редькина В.В. и Ведерникова В.О. была распространена среди адептов вероучения «Единая Вера» и использовалась для поддержания их психоэмоционального состояния на необходимом для применения группового организованного психологического насилия уровне.

Кроме того, в период с 24.01.2001 по 14.12.2008 Тороп С.А., Редькин В.В. и Ведерников В.О. с целью увеличения количества последователей вероучения «Единая Вера» за счет распространения данного учения среди детей своих адептов, а также изоляции их от общества, распорядились о создании негосударственного образовательного учреждения средняя общеобразовательная школа «Истоки».

14.12.2008 адептом КМРО «ЦПЗ» Яковлевой Н.А., неосведомлённой об их преступных намерениях, создано негосударственное образовательное учреждение средняя общеобразовательная школа «Истоки» по адресу: д. Черемшанка Курагинского района Красноярского края по ул. Садовая, д. 11 «а», после чего в этот же день ею утвержден устав данной организации.

12.01.2009 на основании распоряжения № 05-11/8-р управления министерства юстиции по Красноярскому краю негосударственное образовательное учреждение средняя общеобразовательная школа «Истоки» зарегистрировано в качестве юридического лица.

Распоряжением № 1363-р от 15.12.2015 управления министерства юстиции Российской Федерации по Красноярскому краю в учредительные документы негосударственного образовательного учреждения средняя общеобразовательная школа «Истоки» внесены изменения, согласно которым юридическое лицо получило наименование – общеобразовательное частное учреждение средняя школа «Истоки» (далее – ОЧУ СШ «Истоки»).

Затем Тороп С.А., Редькин В.В. и Ведерников В.О. организовали размещение в учебных и иных помещениях ОЧУ СШ «Истоки» в качестве икон портретов Торопа С.А., воспевание детьми в промежутках между уроками молитв вероучения «Единая Вера», а также обязательное изучение религиозной литературы, пропагандирующей указанное учение.

Затем, 30.09.2016 Ведерников В.О. заключил с Яковлевой Н.А. договор о передаче прав учредителя ОЧУ СШ «Истоки», согласно которому приобрел права и обязанности учредителя данной школы.

31.12.2016 Ведерников В.О. вынес решение № 3-2016 об освобождении от должности директора ОЧУ СШ «Истоки» Константинова А.Е. и возложении на себя функций директора школы с 01.01.2017.

В период с 1991 г. по 22.09.2020 Тороп С.А., с 1992 г. по 22.09.2020  Редькин В.В., а также с 24.01.2001 по 22.09.2020 и Ведерников В.О., находясь на территории Красноярского края в разных местах общины, а также в иных неустановленных следствием местах, действуя умышленно, в рамках отведенных им ролей, реализуя единый преступный умысел, направленный на извлечение дохода от религиозной деятельности за счет привлечения денежных средств адептов и их труда, путем применения к ним психологического насилия, осознавая противоправный характер своих действий, предвидя неизбежность наступления общественно опасных последствий своих действий в виде причинения адептам тяжкого вреда здоровью, в том числе малолетним, а также средней тяжести вреда здоровью, физических и нравственных страданий, желая их наступления, систематически, в период с 1991 г. по 2000 г. не менее одного раза в неделю, с 2000 г. по 2003 г. – не менее одного раза в 3 недели, с 2003 г. по 2015 г. – не менее одного раза в месяц, с 2015 г. по 22.09.2020 –

8

не менее одного раза в 3  месяца, проводили встречи, проповеди и богослужения, на которых как лично, так и посредством подчиненных им наиболее активных последователей применяли в отношении своих адептов, а также их детей, с которыми те приходили на данные мероприятия, помимо их воли, манипулятивное групповое организованное психологическое насилие в форме обесценивания, контроля, газлайтинга, игнорирования, изоляции, шантажа, запугивания, психологических манипуляций, что в сочетании с постоянной физической и психологической депривацией (система жестких лишений и ограничений) и непроходящим состоянием тревоги, утраты собственной социально-экономической самостоятельности, способствовало снижению критичности мышления и восприятия происходящих событий как насильственных и привело к деструктивным последствиям для психического и психологического здоровья последних, в виде: заниженной самооценки и искаженной Я-концепции; социальной и эмоциональной дезадаптации и дезориентации; интеллектуальной дисфункции; выученной беспомощности, неспособности к самостоятельным решениям и ответственным действиям; безынициативности в работе и личной жизни; разнообразных и обширных психосоматических нарушений.

Кроме того, Ведерников В.О. в период с 24.01.2001 по 22.09.2020, находясь на территории Красноярского края, действуя в рамках отведенной ему роли, реализуя единый с Торопом С.А. и Редькиным В.В. преступный умысел, направленный на извлечение дохода от религиозной деятельности за счет привлечения денежных средств граждан и их труда, путем применения к ним психологического насилия, осознавая противоправный характер своих действий, предвидя неизбежность наступления общественно опасных последствий своих действий в виде причинения адептам тяжкого и средней тяжести вреда здоровью, а также физических и нравственных страданий, желая их наступления, руководил деятельностью КМРО «ЦПЗ», а именно: обеспечивал функционирование религиозной организации; управлял и распоряжался имуществом и денежными средствами КМРО «ЦПЗ», получаемыми от адептов, желавших вступить в общину, а также с дохода адептов, входящих в религиозное объединение, в форме «десятины» и «тридцатины»; организовывал сбор указанных средств с адептов и их хранение, в том числе руководил лицами, непосредственно ответственными за это; организовывал материальное обеспечение при распространении учения «Единая Вера» на территории Российской Федерации путем выделения денежных средств из бюджета КМРО «ЦПЗ» для печати религиозной пропагандистской литературы, с целью привлечения новых последователей; являясь директором ОЧУ СШ «Истоки», подконтрольного ему, Торопу С.А. и Редькину В.В., с целью увеличения количества адептов учения «Единая Вера» путем вовлечения в свою веру учащихся данной школы организовал размещение в качестве икон портретов Торопа С.А. в учебных и иных помещениях ОЧУ СШ «Истоки», а также обязательное изучение детьми религиозной литературы, пропагандирующей данное учение, которое являлось деструктивным и сопряжено с насилием над гражданами и причинением им вреда; за счет средств КМРО «ЦПЗ» организовывал материальное обеспечение при проведении встреч, собраний, проповедей и богослужений, в ходе которых как лично, так и совместно с Торопом С.А. и Редькиным В.В. применял психологическое насилие к адептам.

Таким образом, Ведерников В.О. обеспечил участникам организованной группы Торопу С.А. и Редькину В.В. возможность реализации совместного единого с ним преступного умысла в рамках исполнения их руководящей роли.

В результате вышеуказанных действий Торопа С.А. и Редькина В.В. адептам их культа: Филатовой М.А. (на момент вовлечения в вероучение имела фамилию Карпинская), вовлеченной в указанное вероучение в 1991 г., к которой в период с 1991 г. до 1994 г. они применяли психологическое насилие;  Муратову Б.А., вовлеченному в указанное вероучение в 1993 г., к которому в период с 1993 г. до 1995 г. они применяли психологическое насилие;   Еремину А.А., вовлеченному в указанное вероучение в 1993 г., к которому в период с 1994 г. до 2000 г. они применяли психологическое насилие, был причинен моральный вред и нравственные страдания.

В результате вышеуказанных действий Торопа С.А. и Редькина В.В., а также с 24.01.2001 и Ведерникова В.О. адептам их культа: Шивкину А.Н., вовлеченному в указанное вероучение в 1992 г., к которому в период с 1993 г. до 2012 г. они применяли психологическое насилие; Макарочкиной И.М., вовлеченной в указанное вероучение в 1993 г., к которой в период с 1993 г. по 2010 г. они применяли психологическое насилие; Климовой О.И. и её сыну Климову К.А., вовлеченным в указанное вероучение в 1993 г., к которым в период с 1994 г. по 2017 г. они применяли психологическое насилие;  Землянскому Д.В., вовлеченному в указанное вероучение в 1994 г., к которому в период с 1994 г. по 2008 г. они применяли психологическое насилие; Макарочкину О.А., вовлеченному в указанное вероучение в 1994 г., к которому в период с 1995 г. по 2009 г. они применяли психологическое насилие; Чевалковой Е.Н., вовлеченной в указанное вероучение в 1995 г., к которой в период с 1995 г. по 2016 г. они применяли психологическое насилие; Коломину А.В. и Коломиной С.Н., вовлеченным в указанное вероучение в 1997 г., к которым в период с 2001 г. по 2012 г., а также в период с 01.08.2005 по 2012 г. к их сыну Коломину С.А., 01.08.2005 г.р., они применяли психологическое насилие; дочерям Афанасьевой М.С., вовлеченной в указанное вероучение в 1997 г., Семеновой А.В., 18.10.1987 г.р., к которой в период с 1997 г. до 2004 г., и Семеновой А.В., 05.09.2000 г.р., к которой в период с 05.09.2000 до 2018 г. они применяли психологическое насилие;  Плотниковой Н.В., вовлеченной в указанное вероучение в 2000 г., к которой в период с 2000 г. до 2006 г. они применяли психологическое насилие, был причинен моральный вред и нравственные страдания.

Кроме того, в 1993 г. Тороп С.А. и Редькин В.В. посредством распространения религиозных материалов, а также проведения встреч и проповедей на территории Российской Федерации вовлекли в свою общину родителей Штехерт Н.А. (до 1996 г. имела фамилию Еремина), 17.04.1980 г.р.,  – Еремина А.Л. и Еремину В.И., которые в 1994 г. вместе с ней переехали в Красноярский край для проживания в общине адептов учения «Единая Вера». До переезда в общину Штехерт (Еремина) Н.А. не страдала психическими расстройствами.

В период с 1994 г. по 2000 г. Тороп С.А. и Редькин В.В., находясь на территории Красноярского края в разных местах общины, а также иных регионов Российской Федерации, действуя умышленно, в рамках отведенных им ролей, реализуя единый преступный умысел, направленный на извлечение дохода от религиозной деятельности за счет привлечения денежных средств адептов и их труда, путем применения к ним психологического насилия, осознавая противоправный характер своих действий, предвидя неизбежность наступления общественно опасных последствий своих действий в виде причинения адептам тяжкого и средней тяжести вреда здоровью, а также физических и нравственных страданий, желая их наступления, систематически, в период с 1994 г. по 2000 г. не менее одного раза в неделю, проводили встречи, проповеди и богослужения, на которых как лично, так и посредством подчиненных им наиболее активных последователей применяли в отношении Штехерт (Еремина) Н.А., участвовавшей в данных мероприятиях как лично, так и совместно с родителями, помимо её воли, манипулятивное групповое организованное психологическое насилие в форме обесценивания, контроля, газлайтинга, игнорирования, изоляции, шантажа, запугивания, психологических манипуляций, что в сочетании с постоянной физической и психологической депривацией (система жестких лишений и ограничений) и непроходящим состоянием тревоги, утраты собственной социально-экономической самостоятельности, невозможностью удовлетворения базовых потребностей, воспитанием в семье адептов учения «Единая Вера» в условиях дефицита родительской опеки, привело к возникновению у Штехерт Н.А. временного психического расстройства приспособительных реакций (МКБ-10 F-43.28), которое проявилось аффективными нарушениями в виде сниженного настроения, подавленности, тревоги, беспокойства с чувством беспомощности, ипохондрической фиксацией на состоянии собственного здоровья, снижением продуктивности деятельности, которое согласно п. 6.8 Медицинских критериев определения тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утвержденных Приказом МЗиСР РФ от 24.04.2008 № 194н, квалифицируется как тяжкий вред здоровью.

Кроме того, в 1992 г. Тороп С.А. и Редькин В.В., посредством распространения религиозных материалов на территории Российской Федерации вовлекли в свою общину Коробкова Д.Н., ранее не страдавшего психическими расстройствами, который в 1993 г. переехал в Красноярский край для проживания в общине адептов учения «Единая Вера».

В период с 1993 г. по 2009 г., Тороп С.А. и Редькин В.В., а также с 24.01.2001 по 2009 г. и Ведерников В.О., находясь на территории Красноярского края в разных местах общины, а также иных регионов Российской Федерации, действуя умышленно, в рамках отведенных им ролей, реализуя единый преступный умысел, направленный на извлечение дохода от религиозной деятельности за счет привлечения денежных средств адептов и их труда, путем применения к ним психологического насилия, осознавая противоправный характер своих действий, предвидя неизбежность наступления общественно опасных последствий своих действий в виде причинения адептам тяжкого и средней тяжести вреда здоровью, а также физических и нравственных страданий, желая их наступления, систематически, в период с 1993 г. по 2000 г. не менее одного раза в неделю, с 2000 г. по 2003 г. – не менее одного раза в 3 недели, с 2003 г. по 2009 г. – не менее одного раза в месяц, проводили встречи, проповеди и богослужения, на которых как лично, так и посредством подчиненных им наиболее активных последователей применяли в отношении Коробкова Д.Н., помимо его воли, манипулятивное групповое организованное психологическое насилие, выраженное в целенаправленном психическом воздействии, проявляющимся в манипуляции человеческим подсознанием, происходящим вопреки здравому смыслу, и позволяющим через влияние на чувства и эмоции управлять поведением человека, что в совокупности с негативным влиянием обязательного соблюдения всех прописанных в религиозной литературе, пропагандирующей учение «Единой Веры», условий, а также в сочетании с постоянной физической и психологической депривацией (система жестких лишений и ограничений) и непроходящим состоянием тревоги, утраты собственной социально-экономической самостоятельности, способствовало снижению критичности мышления и восприятия происходящих событий как насильственных, привело к возникновению у Коробкова Д.Н. психического расстройства в виде хронического изменения личности (патологическое развитие зависимого типа) (МКБ-10 F-62.8), относящегося к категории болезненных состояний, появившихся в результате длительной психогенной травмы (деструктивного воздействия), которое согласно п. 6.8 Медицинских критериев определения тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утвержденных Приказом МЗиСР РФ от 24.04.2008 № 194н, квалифицируется как тяжкий вред здоровью.

Кроме того, в 1993 г. Тороп С.А. и Редькин В.В. посредством распространения религиозных материалов на территории Российской Федерации вовлекли в свою общину Кистерского Д.В., который в 1999 г. переехал в Красноярский край для проживания в общине адептов учения «Единая Вера». До переезда в общину Кистерский Д.В. не страдал психическими расстройствами.

В период с 1999 г. по 2017 г. Тороп С.А. и Редькин В.В., а также с 24.01.2001 по 2017 г. и Ведерников В.О., находясь на территории Красноярского края в разных местах общины, а также иных регионов Российской Федерации, действуя умышленно, в рамках отведенных им ролей, реализуя единый преступный умысел, направленный на извлечение дохода от религиозной деятельности за счет привлечения денежных средств адептов и их труда, путем применения к ним психологического насилия, осознавая противоправный характер своих действий, предвидя неизбежность наступления общественно опасных последствий своих действий в виде причинения адептам тяжкого и средней тяжести вреда здоровью, а также физических и нравственных страданий, желая их наступления, систематически, в период с 1999 г. по 2000 г. не менее одного раза в неделю, с 2000 г. по 2003 г. – не менее одного раза в 3 недели, с 2003 г. по 2015 г. – не менее одного раза в месяц, с 2015 г. по 2017 г. – не менее одного раза в 3 месяца, проводили встречи, проповеди и богослужения, на которых как лично, так и посредством подчиненных им наиболее активных последователей применяли в отношении Кистерского Д.В., помимо его воли, манипулятивное групповое организованное психологическое насилие в форме обесценивания, контроля, газлайтинга, игнорирования, изоляции, шантажа, запугивания, психологических манипуляций, что в сочетании с постоянной физической и психологической депривацией (система жестких лишений и ограничений) и непроходящим состоянием тревоги, утраты собственной социально-экономической самостоятельности, способствовало снижению критичности мышления и восприятия происходящих событий как насильственных, и привело к возникновению у Кистерского Д.В. стойкой дезадаптации, послужившей причиной возникновения у него психического расстройства в форме тревожного расстройства (МКБ-10 F-41.9), которое согласно п. 6.8 Медицинских критериев определения тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утвержденных Приказом МЗиСР РФ от 24.04.2008 № 194н, квалифицируется как тяжкий вред здоровью.

Кроме того, в 1993 г. Тороп С.А. и Редькин В.В. посредством распространения религиозных материалов, а также проведения встреч и проповедей на территории Российской Федерации вовлекли в свою общину супруга Мельниковой Е.А. – Ворошилова А.Н., с которым в 1994 г. вместе с малолетним сыном Ворошиловым И.А., 24.07.1992 г.р., она переехала в Красноярский край для проживания в общине адептов учения «Единая Вера». До переезда в общину Мельникова Е.А. и Ворошилов И.А. не страдали психическими расстройствами.

В период с 1994 г. по 2006 г. Тороп С.А. и Редькин В.В., а также с 24.01.2001 по 2006 г. и Ведерников В.О., находясь на территории Красноярского края в разных местах общины, а также иных регионов Российской Федерации, действуя умышленно, в рамках отведенных им ролей, реализуя единый преступный умысел, направленный на извлечение дохода от религиозной деятельности за счет привлечения денежных средств адептов и их труда, путем применения к ним психологического насилия, осознавая противоправный характер своих действий, предвидя неизбежность наступления общественно опасных последствий своих действий в виде причинения адептам тяжкого и средней тяжести вреда здоровью, а также физических и нравственных страданий, желая их наступления, систематически, в период с 1994 г. по 2000 г. не менее одного раза в неделю, с 2000 г. по 2003 г. – не менее одного раза в 3 недели, с 2003 г. по 2006 г. – не менее одного раза в месяц, проводили встречи, проповеди и богослужения, на которых как лично, так и посредством подчиненных им наиболее активных последователей применяли в отношении Мельниковой Е.А., помимо её воли, манипулятивное групповое организованное психологическое насилие в форме обесценивания, контроля, газлайтинга, игнорирования, изоляции, шантажа, запугивания, психологических манипуля ций, что в сочетании с постоянной физической и психологической депривацией (система жестких лишений и ограничений) и непроходящим состоянием тревоги, утраты собственной социально-экономической самостоятельности, способствовало снижению критичности мышления и восприятия происходящих событий как насильственных, и привело к развитию у Мельниковой Е.А. депрессивного состояния, сопровождающегося тревогой, чувством безысходности, глубокими эмоциональными переживаниями, вследствие резкой смены шаблона жизненного функционирования при переезде на постоянное место жительства в общину, вынужденных ограничений, нарушений супружеских отношений из-за существующих разногласий, высокого уровня ответственности и тревожности за своих детей, отсутствия социальной самостоятельности и вынужденной социальной изоляции, отсутствия поддержки со стороны родственников, и возникновению у неё временного психического расстройства в форме смешанного тревожно-депрессивного расстройства (МКБ-10 F-41.2), сохранившего резидуальные явления, в виде незначительно сниженного фона настроения, наличия тревожности, которое согласно п. 6.8 раздела II «Медицинских критериев определения тяжести вреда, причиненного здоровью человека» – приложения к приказу МЗ и СР № 194н от 24.04.2008, развилось у неё в условиях длительно текущей психотравмирующей ситуации, связанной с пребыванием среди последователей религиозной организации «Церковь Последнего Завета», и квалифицируется как тяжкий вред здоровью.

Кроме того, в период с 1994 г. по 2006 г. Тороп С.А. и Редькин В.В., а также с 24.01.2001 по 2006 г. и Ведерников В.О., находясь на территории Красноярского края в разных местах общины, а также иных регионов Российской Федерации, действуя умышленно, в рамках отведенных им ролей, реализуя единый преступный умысел, направленный на извлечение дохода от религиозной деятельности за счет привлечения денежных средств адептов и их труда, путем применения к ним психологического насилия, осознавая противоправный характер своих действий, предвидя неизбежность наступления общественно опасных последствий своих действий в виде причинения адептам тяжкого и средней тяжести вреда их здоровью, а также здоровью их малолетних детей, физических и нравственных страданий, желая их наступления, систематически, в период с 1994 г. по 2000 г. не менее одного раза в неделю, с 2000 г. по 2003 г. – не менее одного раза в 3 недели, с 2003 г. по 2006 г. – не менее одного раза в месяц, проводили встречи, проповеди и богослужения, на которых как лично, так и посредством подчиненных им наиболее активных последователей, применяли в отношении Ворошилова И.А., осознавая его малолетний возраст, участвовавшего в данных мероприятиях совместно с отцом Ворошиловым А.Н., помимо его воли, манипулятивное групповое организованное психологическое насилие в форме обесценивания, контроля, газлайтинга, игнорирования, изоляции, шантажа, запугивания, психологических манипуляций, что в сочетании с постоянной физической и психологической депривацией (система жестких лишений и ограничений) и непроходящим состоянием тревоги, утраты собственной социально-экономической самостоятельности, способствовало снижению критичности мышления и восприятия происходящих событий как насильственных, искажению формирования устойчивых защитных личностных механизмов, и привело к трудностям адаптации в жизненных ситуациях, с развитием постоянного личностного дистресса, повторных переживаний психотравмирующих событий в виде навязчивых воспоминаний, кошмарных сновидений, фоновой эмоциональной притупленности, социальной отчужденности, сниженной реакции на окружающее, и вызвало возникновение у малолетнего Ворошилова И.А. психического расстройства в форме стойких изменений личности в результате хронического течения посттравматического стрессового расстройства (МКБ-10 F-62), которое согласно п. 6.8 Медицинских критериев определения тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утвержденных Приказом МЗиСР РФ от 24.04.2008 № 194н, квалифицируется как тяжкий вред здоровью.

Кроме того, в 1998 г. Тороп С.А. и Редькин В.В. посредством распространения религиозных материалов на территории Российской Федерации вовлекли в свою общину Мизгирева Э.Ю., который в 1999 г. переехал в Красноярский край для проживания в общине адептов учения «Единая Вера». До переезда в общину Мизгирев Э.Ю. не страдал психическими расстройствами.

В период с 1998 г. по 2014 г. Тороп С.А. и Редькин В.В., а также с 24.01.2001 по 2014 г. и Ведерников В.О., находясь на территории Красноярского края в разных местах общины, а также иных регионов Российской Федерации, действуя умышленно, в рамках отведенных им ролей, реализуя единый преступный умысел, направленный на извлечение дохода от религиозной деятельности за счет привлечения денежных средств адептов и их труда, путем применения к ним психологического насилия, осознавая противоправный характер своих действий, предвидя неизбежность наступления общественно опасных последствий своих действий в виде причинения адептам тяжкого и средней тяжести вреда здоровью, а также физических и нравственных страданий, желая их наступления, систематически, в период с 1998 г. по 2000 г. не менее одного раза в неделю, с 2000 г. по 2003 г. – не менее одного раза в 3 недели, с 2003 г. по 2014 г. – не менее одного раза в месяц, проводили встречи, проповеди и богослужения, на которых как лично, так и посредством подчиненных им наиболее активных последователей применяли в отношении Мизгирева Э.Ю., помимо его воли, манипулятивное групповое организованное психологическое насилие в форме обесценивания, контроля, газлайтинга, игнорирования, изоляции, шантажа, запугивания, психологических манипуляций, что в сочетании с постоянной физической и психологической депривацией (система жестких лишений и ограничений) и непроходящим состоянием тревоги, утраты собственной социально-экономической самостоятельности, способствовало снижению критичности мышления и восприятия происходящих событий как насильственных, и привело к возникновению у Мизгирева Э.Ю. стойкой дезадаптации, послужившей причиной возникновения у него психического расстройства в форме расстройства режима сна и бодрствования неорганической этиологии у личности с акцентуированными чертами характера гипертимного типа (МКБ-10 F-51.2; Z-73.1), которое согласно п. 6.8 Медицинских критериев определения тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утвержденных Приказом МЗиСР РФ от 24.04.2008 № 194н, квалифицируется как тяжкий вред здоровью человека.

Кроме того, в 1997 г. Тороп С.А. и Редькин В.В. посредством распространения религиозных материалов, а также проведения встреч и проповедей на территории Российской Федерации вовлекли в свою общину Афанасьеву М.С., которая в 1998 г. переехала в Красноярский край для проживания в общине адептов учения «Единая Вера». До переезда в общину Афанасьева М.С. не страдала психическим расстройством.

В период с 1998 г. по 2015 г. Тороп С.А. и Редькин В.В., а также с 24.01.2001 по 2015 г. и Ведерников В.О., находясь на территории Красноярского края в разных местах общины, а также иных регионов Российской Федерации, действуя умышленно, в рамках отведенных им ролей, реализуя единый преступный умысел, направленный на извлечение дохода от религиозной деятельности за счет привлечения денежных средств адептов и их труда, путем применения к ним психологического насилия, осознавая противоправный характер своих действий, предвидя неизбежность наступления общественно опасных последствий своих действий в виде причинения адептам тяжкого и средней тяжести вреда здоровью, а также физических и нравственных страданий, желая их наступления, систематически, в период с 1998 г. по 2000 г. не менее одного раза в неделю, с 2000 г. по 2003 г. – не менее одного раза в 3 недели, с 2003 г. по 2015 г. – не менее одного раза в месяц, проводили встречи, проповеди и богослужения, на которых как лично, так и посредством подчиненных им наиболее активных последователей применяли в отношении Афанасьевой М.С., помимо её воли, манипулятивное групповое организованное психологическое насилие в форме обесценивания, контроля, газлайтинга, игнорирования, изоляции, шантажа, запугивания, психологических манипуляций, что в сочетании с постоянной физической и психологической депривацией (система жестких лишений и ограничений) и непроходящим состоянием тревоги, утраты собственной социально-экономической самостоятельности, способствовало снижению критичности мышления и восприятия происходящих событий как насильственных, и привело к возникновению у Афанасьевой М.С. временного психического расстройства в форме смешанного тревожно-депрессивного расстройства (МКБ-10 F-41.2) с исходом в выздоровление, явившегося следствием совершенных в отношении неё противоправных действий, что согласно п. 7.1 раздела II «Медицинских критериев определения тяжести вреда, причиненного здоровью человека» – приложения к приказу МЗ и СР РФ от 24.04.2008 № 194н, квалифицируется как средней тяжести вред здоровью по признаку длительного, продолжительностью свыше трёх недель (более 21 дня), – расстройства здоровья.

Таким образом, Тороп С.А. в период с 1991 г. до 22.09.2020, находясь на территории Красноярского края и в иных неустановленных следствием местах, действуя умышленно, в составе организованной группы, осознавая противоправный характер своих действий, предвидя неизбежность наступления общественно опасных последствий своих действий и желая их наступления, создал и руководил последовательно религиозным объединением «Община Единой Веры», религиозным объединением «Церковь Последнего Завета», КМРО «ЦПЗ», деятельность которых сопряжена с насилием над гражданами, вследствие чего Филатовой М.А., Муратову Б.А., Еремину А.А., Шивкину А.Н., Макарочкиной И.М., Климовой О.И., Климову К.А., Землянскому Д.В., Макарочкину О.А., Чевалковой Е.Н., Коломину А.В., Коломиной С.Н., Коломину С.А., Семеновой А.В., Семеновой А.В., Плотниковой Н.В. причинен моральный вред и нравственные страдания, при этом Штехерт Н.А., Коробкову Д.Н., Кистерскому Д.В., Мельниковой Е.А., Ворошилову И.А., Мизгиреву Э.Ю. причинен тяжкий вред здоровью, а Афанасьевой М.С. – средней тяжести вред здоровью.

Указанные выше общественно-опасные последствия в виде причинения тяжкого вреда здоровью Штехерт Н.А., Коробкову Д.Н., Кистерскому Д.В., Мельниковой Е.А., малолетнему Ворошилову И.А. и Мизгиреву Э.Ю., средней тяжести вреда здоровью Афанасьевой М.С., а также морального вреда и нравственных страданий Филатовой М.А., Муратову Б.А., Еремину А.А., Шивкину А.Н., Макарочкиной И.М., Климовой О.И., Климову К.А., Землянскому Д.В., Макарочкину О.А., Чевалковой Е.Н., Коломину А.В., Коломиной С.Н., Коломину С.А., Семеновой А.В., Семеновой А.В., Плотниковой Н.В., находятся в прямой причинно-следственной связи с противоправными действиями Торопа С.А.

И так как в каждом отдельном случае, посвящённому каждому условно пострадавшему, используется один и тот же стандартный информационный блок, то я прежде коснусь некоторых упомянутых там общих для всех утверждений:

  • на основании каких фактов смогло возникнуть утверждение, что и я, и Редькин В. В., и Ведерников В. О. проводили богослужения?
  • на основе каких фактов смогло возникнуть утверждение, что Редькин В. В. и Ведерников В. О. могли проводить встречи, подобные тем, которые всегда проводил только я один?

А если они проводили какие-то иные встречи, то какие именно и когда именно?

  • кто именно, согласно утверждениям следователя, является и моим подчинённым, и подчинённым Редькина В. В. и Ведерникова В. О., и на каком основании сделано такое утверждение?
  • прошу разъяснить мне, на каких именно встречах и каким образом, согласно утверждению следователя, могли присутствовать ещё и некие подчинённые, которые якобы применяли к находящимся на встрече со мной людям групповое организованное психологическое насилие?

В связи с тем, что по каждому условно пострадавшему полностью отсутствует требующаяся для судебного разбирательства конкретика, прошу разъяснить мне, на каких именно встречах в указанный для каждого из них период времени, то есть в каком именно месте и в какое именно время лично Кистерскому Д. В., Мизгирёву Э. Ю., Коробкову Д. Н., Штехерт Н. А., Мельниковой Е. А., Ворошилову И. А. и Афанасьевой М. С. систематически причинялось против их воли психологическое насилие?

Какими конкретными действиями или речевыми оборотами якобы я лично целенаправленно причинял лично Кистерскому Д. В., Мизгирёву Э. Ю., Коробкову Д. Н., Штехерт Н. А., Мельниковой Е. А. и Ворошилову И. А. тяжкий вред здоровью, и каким образом это могло происходить, если ни с одним из них у меня никогда не было индивидуальной встречи, а Мизгирёва Э. Ю., Штехерт Н. А., Мельникову Е. А. и Ворошилова И. А. не знал вообще, причем о существовании Мельниковой Е. А. и Ворошилова И. А. я впервые узнал только при знакомстве с материалами дела?

Какими конкретными действиями или речевыми оборотами якобы я лично целенаправленно причинял лично Афанасьевой М. С. средней тяжести вред здоровью, и каким образом это могло происходить, если о существовании Афанасьевой М. С. я впервые узнал только при знакомстве с материалами дела?

В случае же с бессовестно выдуманным обстоятельством умышленного причинения тяжкого вреда здоровью малолетнему Ворошилову И. А., что согласно ст. 111 УК РФ должно однозначно подразумевать наличие осознания его малолетства и желания причинить тяжкий вред именно его здоровью, хочу выразить некоторый акцент.

Мне с детского возраста всегда была и остаётся характерна склонность особо остро и болезненно реагировать на какие-либо страдания детей, что сделало для меня большой проблемой проявлять даже необходимую воспитательную строгость в отношении своих детей.

В связи с чем по поводу такого обвинительного утверждения следователя очень хочется воскликнуть: «Это каким же надо быть негодяем, чтобы умышленно утверждать такую безумную, подлую клевету!»

В связи с полным отсутствием требующейся конкретики и по поводу остальных шестнадцати потерпевших, которым, согласно утверждениям следователя, якобы причинялся моральный вред и нравственные страдания, мои непонимания могут быть выражены всё теми же вопросами:

  • на каких именно встречах лично каждому из них причинялость психологическое насилие?
  • какими конкретными действиями или речевыми оборотами я лично якобы причинял моральный вред и нравственные страдания каждому из них в отдельности, и каким образом это могло происходить, если о существовании половины из всего списка таких потерпевших я впервые узнал только во время знакомства с материалами дела?

В части обвинения, посвящённой причинению вреда здоровью, вместо положенного точного упоминания установленного следствием конкретного противоправного действия, упоминается только длинный перечень непонятных мне условных определений, призванных лишь квалифицировать какие-то никому не известные действия.

Абсолютно не обоснованные никакими фактами или хоть какими-то показаниями утверждения следователя ставят меня в условия невозможности защищаться, так как в тексте обвинения полностью отсутствует конкретность точного места, точного времени и точного действия, которую я имел бы возможность оспорить соответствующими доводами.

При этом, что является особо курьёзным, о такой необходимой для судебного разбирательства конкретности не имеет ни малейшего представления ни государственный обвинитель, ни сами условно пострадавшие, что явно демонстрируют все их показания!

Из всего зачитанного государственным обвинителем я вынужден констатировать, что мне так и не было предъявлено обвинения в совершении конкретного противозаконного действия!

Если при таких обстоятельствах ещё и спросить меня, признаю ли я вину, то мне не останется ничего иного, как сказать, что такой вопрос совершенно неуместен, ведь я так и не услышал, что же именно сделал противоправного?!»

В завершение этого заседания судья приняла решение о том, чтобы прокурор разъяснила нам обвинение на заседании суда 28 ноября сего года, то есть спустя 32 дня после последнего заседания (судья уходит в отпуск с начала ноября).

Таким образом, благодаря отпуску судьи, прокурору предоставлен максимальный срок для подготовки разъяснения обвинения.

Своими умышленными действиями Тороп С.А. совершил преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 239 УК РФ – создание религиозного объединения, деятельность которого сопряжена с насилием над гражданами и иным причинением вреда их здоровью, а равно руководство таким объединением.

Кроме того, в период с 1991 г. по 22.09.2020, Тороп С.А., находясь на территории Красноярского края, а также иных регионов Российской Федерации, действуя умышленно, в составе организованной группы, причинил тяжкий вред здоровью, повлекший за собой психическое расстройство, в отношении малолетнего, а также двух и более лиц, при следующих обстоятельствах…

Речь Виссариона на суде после оглашения обвинительного заключения

Уважаемый суд, для меня оказалось полной неожиданностью столкнуться с обвинительной формулировкой, которая оказалась столь специфичной, что ничего, кроме глубокого недоумения, вызвать не могло.

Трудно было предположить, что, казалось бы, серьёзные специалисты ответственнейшей организации РФ окажутся способны выразить столь масштабную грязную клевету буквально в каждом утверждении, за исключением цитирования официальных документов и упоминания имён.

Чтобы полноценно выразить свои непонимания, подразумевающие внутренний вопрос: а на основе чего следователь умудрился сделать такие дико бредовые умозаключения, потребуется коснуться содержания каждого абзаца, а это в конечном итоге выразится достаточно объёмным текстом.

Но выражать все свои непонимания в данном случае я не вижу смысла и коснусь только нескольких ключевых обстоятельств.

Как я понял, в начале обвинения, где затрагивается период времени с 1991 г. по 1992 г., следователь постарался обозначить первые шаги в создании организации и начало руководства ею.

По сути своей, всё обвинение следователь полностью завязал на якобы происходившее именно в период с 1991 г. по 1992 г., на чём и попытался выстроить всю логику развития умышленно выдуманной им преступной деятельности образовывающейся группы.

1

Вот в связи с этим обстоятельством у меня и возник ряд непониманий относительно некоторых ключевых утверждений, отсутствие обоснований которых элементарно делает всё обвинение откровенной клеветой и фальсификацией:

  • на основании чего было сделано заключение, что я обладаю лидерскими качествами?
  • на основании чего было сделано заключение, что в указанный период времени у меня появилась цель извлекать доход от религиозной деятельности?
  • на основании чего было сделано заключение, что в указанный период времени у меня появилось стремление подчинять людей своей воле, да ещё и путём причинения вреда их здоровью, в том числе и малолетним?
2

На основе каких фактов следователь сформулировал подробный план реализации преступного умысла, который якобы разработал я?

3

Когда именно и при каких обстоятельствах я якобы создал религиозную доктрину, содержащую перечисленные следователем специфические особенности?

4

Вызывает глубокое недоумение формулировка утверждения, где одновременно говорится и о наличии факта, и о том, что о нём ничего не известно!

  • как можно уверенно утверждать, что в никому не известном месте, в никому не известное время, никому не известным образом якобы я приискал никому не известных людей?
  • как следователь мог утверждать, что люди, о которых он не имеет ни малейшего представления, были не осведомлены о преступном умысле и почему-то должны были привлекать внимание граждан к моему Учению?
5

Из абзаца, где затрагивается начальный период проведения моих первых встреч, мне совершенно непонятно:

  • на основе чего возникло утверждение, что у меня в тот период появился преступный умысел, направленный на создание религиозной организации?
  • каким образом была определена в моих действиях умышленность применять что-то против воли граждан?
  • на каком основании появилось утверждение, что я специально создал и использовал чей-то внешний образ?
  • какие конкретные мои действия на таких общих для всех встречах смогли дать основания утверждать, что я применял именно технологии психологического (суггестивного) воздействия, а соответственно, если эта технология является специализированной, то на основании чего было установлено, что я обучался подобным технологиям вообще?
6

Ну и в качестве заключительного нюанса, с помощью которого следователь как бы завершает обрисовку формирования базовой позиции, которая должна была позволить ему уже смелее расширять схему приснившейся ему преступной деятельности, он выразил итоговое заключение о том, что якобы уже в период с 1991 г. по 1992 г. я образовал религиозное объединение.

  • а какое именно религиозное объединение было мною образовано?
  • по какому признаку можно было заключить, что это религиозное объединение?
  • в какой момент религиозное объединение можно было считать образовавшимся?
7

На каком основании появилось утверждение, что я руководил каким-то религиозным объединением?

  • когда именно якобы я стал осознавать затруднительность руководства неким религиозным объединением в одиночку и на каком основании сделано такое утверждение?
  • когда именно якобы я принял решение о создании организованной группы и на каком основании сделано такое утверждение?
  • на каком основании появилось утверждение, что я пригласил Редькина В. В. вступить именно в эту вышеозначенную группу?

Отсутствие фактических обоснований выраженных мной непониманий по ключевым обстоятельствам делает бессмысленным продолжение рассмотрения непониманий по всем остальным деталям далее расписанного в тексте обвинения условного развития выдуманной следователем преступной схемы, так как вся логика развития такой схемы полностью зависит от уже рассмотренного, где исключительно все утверждения следователя, а в данном случае ещё и государственного обвинителя, абсолютно ничем не подтверждаются и скорее относятся к нездоровой фантазии преступного характера.

Будет неразумным рассматривать дальнейшее развитие схемы, где, по утверждению следователя, якобы я пригласил Редькина В. В. в помощь для руководства каким-то объединением, если следователь, в силу естественных причин, абсолютно никак не смог обосновать образование с 1991 г. по 1992 г. откровенно выдуманного им религиозного объединения, а соответственно не мог обосновать и того, что я им ещё и как-то руководил.

А теперь я перейду к другой части предъявленного обвинения, посвящённой причинению вреда здоровью.

8

И так как в каждом отдельном случае, посвящённому каждому условно пострадавшему, используется один и тот же стандартный информационный блок, то я прежде коснусь некоторых упомянутых там общих для всех утверждений:

  • на основании каких фактов смогло возникнуть утверждение, что и я, и Редькин В. В., и Ведерников В. О. проводили богослужения?
  • на основе каких фактов смогло возникнуть утверждение, что Редькин В. В. и Ведерников В. О. могли проводить встречи, подобные тем, которые всегда проводил только я один?

А если они проводили какие-то иные встречи, то какие именно и когда именно?

  • кто именно, согласно утверждениям следователя, является и моим подчинённым, и подчинённым Редькина В. В. и Ведерникова В. О., и на каком основании сделано такое утверждение?
  • прошу разъяснить мне, на каких именно встречах и каким образом, согласно утверждению следователя, могли присутствовать ещё и некие подчинённые, которые якобы применяли к находящимся на встрече со мной людям групповое организованное психологическое насилие?

В связи с тем, что по каждому условно пострадавшему полностью отсутствует требующаяся для судебного разбирательства конкретика, прошу разъяснить мне, на каких именно встречах в указанный для каждого из них период времени, то есть в каком именно месте и в какое именно время лично Кистерскому Д. В., Мизгирёву Э. Ю., Коробкову Д. Н., Штехерт Н. А., Мельниковой Е. А., Ворошилову И. А. и Афанасьевой М. С. систематически причинялось против их воли психологическое насилие?

Какими конкретными действиями или речевыми оборотами якобы я лично целенаправленно причинял лично Кистерскому Д. В., Мизгирёву Э. Ю., Коробкову Д. Н., Штехерт Н. А., Мельниковой Е. А. и Ворошилову И. А. тяжкий вред здоровью, и каким образом это могло происходить, если ни с одним из них у меня никогда не было индивидуальной встречи, а Мизгирёва Э. Ю., Штехерт Н. А., Мельникову Е. А. и Ворошилова И. А. не знал вообще, причем о существовании Мельниковой Е. А. и Ворошилова И. А. я впервые узнал только при знакомстве с материалами дела?

Какими конкретными действиями или речевыми оборотами якобы я лично целенаправленно причинял лично Афанасьевой М. С. средней тяжести вред здоровью, и каким образом это могло происходить, если о существовании Афанасьевой М. С. я впервые узнал только при знакомстве с материалами дела?

В случае же с бессовестно выдуманным обстоятельством умышленного причинения тяжкого вреда здоровью малолетнему Ворошилову И. А., что согласно ст. 111 УК РФ должно однозначно подразумевать наличие осознания его малолетства и желания причинить тяжкий вред именно его здоровью, хочу выразить некоторый акцент.

Мне с детского возраста всегда была и остаётся характерна склонность особо остро и болезненно реагировать на какие-либо страдания детей, что сделало для меня большой проблемой проявлять даже необходимую воспитательную строгость в отношении своих детей.

В связи с чем по поводу такого обвинительного утверждения следователя очень хочется воскликнуть: «Это каким же надо быть негодяем, чтобы умышленно утверждать такую безумную, подлую клевету!»

В связи с полным отсутствием требующейся конкретики и по поводу остальных шестнадцати потерпевших, которым, согласно утверждениям следователя, якобы причинялся моральный вред и нравственные страдания, мои непонимания могут быть выражены всё теми же вопросами:

  • на каких именно встречах лично каждому из них причинялость психологическое насилие?
  • какими конкретными действиями или речевыми оборотами я лично якобы причинял моральный вред и нравственные страдания каждому из них в отдельности, и каким образом это могло происходить, если о существовании половины из всего списка таких потерпевших я впервые узнал только во время знакомства с материалами дела?

В части обвинения, посвящённой причинению вреда здоровью, вместо положенного точного упоминания установленного следствием конкретного противоправного действия, упоминается только длинный перечень непонятных мне условных определений, призванных лишь квалифицировать какие-то никому не известные действия.

Абсолютно не обоснованные никакими фактами или хоть какими-то показаниями утверждения следователя ставят меня в условия невозможности защищаться, так как в тексте обвинения полностью отсутствует конкретность точного места, точного времени и точного действия, которую я имел бы возможность оспорить соответствующими доводами.

При этом, что является особо курьёзным, о такой необходимой для судебного разбирательства конкретности не имеет ни малейшего представления ни государственный обвинитель, ни сами условно пострадавшие, что явно демонстрируют все их показания!

Из всего зачитанного государственным обвинителем я вынужден констатировать, что мне так и не было предъявлено обвинения в совершении конкретного противозаконного действия!

Если при таких обстоятельствах ещё и спросить меня, признаю ли я вину, то мне не останется ничего иного, как сказать, что такой вопрос совершенно неуместен, ведь я так и не услышал, что же именно сделал противоправного?!»

Похожие публикации

Поделиться в соцсетях:

VK
Telegram
WhatsApp
Twitter
OK

Новости

Избранные публикации