Фантастическая быль “Истории Евсея”. Часть 3, глава 7

Друзья! Мы продолжаем публиковать «Истории Евсея». На очереди – книга вторая. А первая книга готовится к печати (вариант с авторскими правками). Ссылка на электронный вариант первой части

Начата публикация третьей книги.

Глава 7

К храму подходили большой крепкий мужчина и девушка – дочь или жена. Скорее дочь. Он держал её за руку. Она не хотела входить в храм, тянула мужчину в обратную сторону. Но их физические возможности были несравнимы, она была хрупкого телосложения. Под ложечкой появились характерные ощущения: дэв всё-таки появился. И не один. Мелкий напоминал небольшого зверя. А вот другой был необычайных размеров, не умещался в поле девушки, цеплялся к её полю где-то внизу живота.

Я присмотрелся. Существо человекоподобное, заросшее шерстью и бородой. Большие заострённые уши, волосы на голове кучерявые, торчат в разные стороны, непонятно, есть ли рога. Мощные шестипалые конечности, мощный хвост, как ещё одна конечность. И неприкрытое, обращающее на себя внимание достоинство, размером как у взбудораженного жеребца. Этот непонятного происхождения тип мог выходить из поля молодой женщины, двигаться рядом, но при этом был связан с ней, с её гениталиями, как бы подвижным канатом грязно-розового цвета… Такое я видел впервые – и существо, и такой вид соединения с человеком.

В те мгновения, когда Иоанн произнёс фразу: «Родные мои, случающиеся с вами тяжёлые события учитесь принимать как благие, ведь без Бога ничего не бывает», девушка громким грубым голосом провозгласила от входа в храм:

– Не слушайте этого деда, ума от старости у него не осталось, в погибель зовёт вас. Никого из этой троицы не слушайте. Сами счастья не имели, сдохли на путях своих, других тому же учат! Живите. Берите от жизни всё, пока живы. После смерти ничего не возьмёте, и вспомнить будет нечего. Одно верно – веселитесь! Веселитесь от удовольствия, а не от бестолковых песен. Пейте, гуляйте, совокупляйтесь, дарите удовольствие друг другу. Кто это придумал и ради чего – молиться тому, кого не видите и не знаете?! Не вам ли сказано, что вы – боги! Что желаете, то и имеете…

Мужик подхватил девушку и потащил от храма, пытаясь зажимать ей рот большой ладонью. Она кусала его, он терпел. После выступления беса в храме на мгновение повисла тишина.

В памяти всплыли слова Рабби: «Если вы ученики мои, слушайте слова мои и старайтесь исполнить – эти строительные камни будут служить вам незыблемой основой».

Стефан не дал затянуться паузе, заговорил через Агура:

– Родные! Братья и сёстры! День Света и Чистоты Господней сегодня. Свет нашего общения вынудил демона проявить себя – призвать к удовлетворению похотей, ко греху, к отвращению, отвращению от Божьего.

Это проверка на прочность, на Веру, дозволенная Отцом. Не позволяйте искушению руководить вами. Остерегайтесь желаний, приводящих к путям вне заповедей. Такие желания, зачав, рождают грех. Грех – деяния вопреки заповедям – очерствляет душу, опустошает её. Отсутствие света впускает тьму: обиду, ложь, ненависть, гнев. Что есть пища демонов и их Князя.

Такая привязанность к миру, к коей взывает демон – вражда к Богу. Это всё равно, что отвернуться от Него. Какой смысл взывать к Нему, отвернувшись от Него?! Как стяжать Благодать, закрывшись от неё?!

Родные! Выбор, кому служить, свободен. Но у служения тьме нет сокровищ вечности, кои ищет душа. Не забывайте, друзья, об этом!

Демон сей сегодня исторгнут будет! Но оставлять ли в себе пищу для Князя тьмы, решать нам самим. Да восторжествует Свет Божий на Земле, как на Небе!

Воззвание Стефана вызвало гул одобрения и славления Господа. Я обрадовался способности Агура вдохновенно, точно, без долгих задержек озвучивать то, что желают выразить братья небесные. Агур хорошо знал Писание, в том числе Ветхое, обладал несколькими видами памяти, помнил страницы утерянного евангелия Иоанна, дополненного моими описаниями. В общем, представлял опасность для любого демона. Вырос достойный муж.

Демон будет сегодня исторгнут, сомнений нет. И он необычный, с загадкой. Наглый. Скорее всего, древний, умный и непонятного происхождения. Растворить его вряд ли получится, а значит, может вернуться, как только мы уйдём. Судя по увиденному, он тут прирос своим достоинством к одному месту. Хотя прирасти так можно во многих местах земного мира. Агур с Лукой подучатся, уверенность почувствуют – бес сюда больше не сунется. Но бес оригинальный, болтун, видать, ещё тот. Может, Хэба что-то знает об этом чужаке? Мудрая, прекрасная Хэба…

Богиня появилась справа от моего вдумчивого взгляда. Как всегда великолепна, благородна женственными формами. Обволакивающий и в то же время пронизывающий взгляд глубоких карих глаз изящного разреза. Улыбка на красивых губах. Тёмно-каштановые вьющиеся волосы с отблеском.

– Мир тебе, друг Хранителей. Мир Матери деяниями нашими. Удовлетворена, что Волей Владыки оставлен ты в помощь Миру земному. И сохранил любовь земной женщины чистых качеств. Ты достоин этого.

Дэв этот редкой породы, когда-то его звали Грумом. Мы давно не приятели. Он шагнул из равновесия во тьму. Среди Хозяев не встречала раньше такого. Он был одним из Хозяев дальних гор, на север отсюда. Там нет людей, нет силы их внимания. Хозяева привычно обходятся без этого. Много зверей, птиц – всем хватает силы равновесия. Как-то, уже давно, он заглянул в эти места на Евфрате. И ему понравилась сила человеческого внимания, особенно женского. Он научился общаться с женщинами: брать от них внимание, принося им природное удовлетворение. Стал жить этим – сам переполнялся, а женщин, бывало, доводил до истощения, до срыва, до гнева, до бездонной ревности. И дошло это до союза с Князем тяжёлой силы. Один усиливает навыки другого, а другой делится с первым тяжёлой силой, которая вскипает в женщине.

Верно, растворить его, как зверя, не получится. Перевоспитать тоже: он уже не откажется от женского внимания, и всегда найдутся женщины, которые примут его.

Больше ничем не помогу, чужой он мне. Мои слова слушать не будет. Да и не сто́ит мне опускаться до общения с осквернителем Равновесия. Думай, друг Хранителей, это ваша битва. Вашей неразумностью взращен он, вашими желаниями…

– Ну что, сынок, готовьтесь потрудиться во Славу Вышнюю, ты и Стефан, – сказал Дед. – Бес там тяжёлый. И наглый – не по юности, а по опыту, древний, видать. Да и Лука с Агуром сегодня подучатся. Агуру пора преемником твоим, гонителем бесов становиться: умеет Силой Веры пользоваться, душа чистая, отваги хватает и видит хорошо.

– Да, Дед, бес необычный. Не зверь это. И не растворить его. Хэба говорит, он из Хранителей, редкий случай.

– Если что, Воинство Небесное на помощь позовём. Братья за века всякого повидали, – улыбнулся Стефан.

– Если что, Деда жару поддаст, окажет честь ветерану бесов, – ответил я улыбкой.

Мужи общины, старые друзья, не расходились. Женщины торопились заняться домашними делами, уверенные в торжестве Света, а мужья остались ждать этого торжества – вдруг потребуется помощь.

Лука рассказал, что уже пытался гнать этого беса. Это оказалось сложной задачей.

– Начал творить над девушкой молитву, а бес говорит низким голосом: «Древний я демон, сынок. Не по твоим силам, побереги их для других дел. Уйду тогда, когда решу сам». Отвлёкся я от молитвы на его слова, и тут одержимая бросилась на меня с недевичьей силой, вцепилась в горло. Руки её я всё же разжал, но бороться с ней не стал. Подумал, дождусь Агура, вместе попытаемся с демоном справиться, – будто виновато улыбался Лука. – Держать её нужно кому-то и, может, не одному. А большой мужик, Геворг – её отец. Они армяне, пришли сюда с северных гор. Он добрый, сильный, беспокоится о ней. Она же ругаться стала, злиться, болеть. Как помочь дочке, он не знает, переживает. А она то хочет очиститься, то ругается на отца, да и не только на отца…

– Пусть Геворг приведёт её, – сказал Иоанн. – Как придут, сядут вон там, поодаль от храма, на большой камень. Пусть отец будет готов держать её покрепче. И Натан с Адонией будут недалече. Сначала пойдут Лука и Агур, следом мы.

…Когда мы подошли к сидящим на камне отцу и дочери (отец крепко прижал дочь к себе), бес уже рычал. Но рычал не громила, а небольшой бес, напоминающий шакала. Ветеран помалкивал, наблюдал за ситуацией. Лицо отца девушки было испуганным, девушку трясло.

Я и Стефан встали по сторонам от женщины, Иоанн – за её спиной, чуть поодаль. Лука находился со стороны Стефана, ближе к Геворгу, Агур – рядом со мной. Малый бес продолжал рычать и подвывать.

– Бес, помолчи пока, – обратился к нему демон-ветеран спокойным низким голосом. – Поговорю с братцами небесными… Что же вы, братцы, торопитесь к делу приступить, не поговорив сначала со мной? Дело ведь меня касается. Уже победу провозгласили, а меня не спросили. Разве это по правилам? Уж не говорю про заповедь о любви к врагам. А женщину спросили? Она мне нравится, привык к ней. Плохо ей не будет, только хорошо. Предлагаю договор. Вы меня здесь не беспокоите, а я вам на этой территории не мешаю в ваших Божьих делах, и в храме выступать не буду.

Иоанн кивнул нам. Мы со Стефаном приступили к молитве, Лука и Агур тоже.

– Что же вы так торопитесь, братцы! – рыкнул демон, а бес-шакал заскулил и начал извиваться телом девушки.

– Бесёнок, перепрыгивай быстро в соседа, отца её, – скомандовал демон устами дочери.

Отец, услышав такое от дочери, вздрогнул, округлил глаза. Бесёнок ловко воспользовался ситуацией, выскочил из женщины и зацепился за поле испуганного Геворга. Дочь вырвалась из рук растерянного отца и дёрнулась бежать. Агур успел поймать её движение и попытался удержать её. Она вцепилась зубами в его плечо. Агур ослабил хватку. Она вырвалась, но попала в руки Натана, он уже стоял в нужном месте.

Натан борцовским приёмом, с пониманием дела, привалил девушку к земле, сжав, насколько возможно бережно, её ноги своими бёдрами. Адония связал ей руки за спиной. Необычная ситуация: девушка сражалась в одной команде с бесами.

– Мужики, насильники! Справились с девушкой. Идите жён своих насилуйте, мордовороты! Не прикасайтесь ко мне! – выдавила она.

Мужи смутились: непонятно, чьи это были слова, её или беса.

Первым нашёлся Адония:

– Извини нас, сестра, – добродушно сказал он, – желаем помочь тебе. – И связал ей ноги.

Лука молился над испуганным Геворгом. Иоанн невидимо для обычного зрения помогал ему.

Бес-шакал пытался удрать через голову Геворга. Иоанн ждал его на выходе со светоносным крестом…

Знакомый запах палёной шерсти – это сработали ощущения.

Девушка со связанными руками и ногами сидела на камне между братьями-богатырями.

– Слаженная работа, – проворчал демон. – Навалились буйволы на хрупкое создание. Как вам не стыдно? Где чистота поступков, о коей так печётесь?

Агур и Лука вновь присоединились к нам со Стефаном. Мы возобновили молитву. Свет широким потоком залил поле девушки. Бес стал кашлять и трястись её телом, связанным по рукам и ногам…

– Я очень устала, – медленно сказала девушка.

– Остановите насилие, ученики Христовы! – прохрипел бес. – Не надо мной, от меня не убудет – над женщиной! У неё-то спросили, чего она хочет?! Так спросите! – демон резко качнул телом девушки. Ему нужна была пауза для передышки, нужно было как-то остановить заливающий его поток Света – опытный боец не желал оставлять поле сражения.

– Отец! Я не хочу, чтобы он уходил от меня, – заговорила девушка своим голосом (или демон пользовался её усталостью и связками). – Мне хорошо с ним. Я не испытывала ни с кем такой сладости. Я хочу, чтобы это продолжалось. Где мне искать удовольствие, если вы убьёте его?! Идти к другим мужчинам, идти по рукам? Отец, тогда тебе будет стыдно за меня и за себя…

Отец вскочил с камня, схватился за голову:

– Остановитесь! Оставьте мою дочь! Пусть будет, как есть… Пусть живёт как хочет… Я не выдержу такого позора.

– Продолжайте, братья! Не слушать беса! Ишь, умный какой! – подбадривал нас Иоанн. – Евсей! Про огненный крест не забудь!

Лука строго обратился к Геворгу:

– Не дочь твоя говорит с тобой, а демон! Знает все грехи твои. На колени! Молись, как умеешь, чтобы не забрал демон твою силу и не утянул тебя в ад!

Отец упал на колени, мы продолжили молитвы над его дочерью. Я начал наполнять огненным светом крест над её головой. Получалось не хуже, чем когда-то. Обрадовался этому – ведь первый опыт вне плотного тела.

– Что ж вы творите, братцы небесные! – хрипел бес. Появился лёгкий запах палёной шерсти, демон-ветеран был очень уж лохматый. – Опомнитесь! Вы что, баб никогда не любили? А матерей?! Евсей, призрак бестелесный, тебе можно, а мне нет? Ты со своей развлекаешься, а меня огнём, значит?! Лицемеры! Отступники! Тому ли вас учил Иисус?! Не делай никому того, чего не хотел бы, чтобы сделали с тобой – не для вас ли было сказано?! – продолжал обличать нас демон. – И ты, Иоанн, ученик любимый, разум потерявший, туда же! Почему не делаешь сам, чему учишь?!

Иоанн словно не слышал, приблизился к девушке – огненный крест над её головой стал больше, ярче, плотнее.

– Выходи, демон! Знаем твоё имя, Грум! Не быть тебе в этом сосуде. А задержишься – так не жить тебе дальше. Именем Господа, что есть Свет и Огонь праведный, выжигающий всякую нечисть, Силами Земли-матери призываю: оставь не принадлежащее тебе! – твёрдо провозгласил Иоанн.

Мелькнуло ощущение, быстро превратившееся в мысль: «Бес затеял манёвр, надо перемещать крест».

Мы действовали с ним одновременно: он начал раздвигать поле женщины в районе её плеча с моей стороны, я мгновенно передвинул туда крест и усилил его свечение. Бес двигался на выход, прямо в яркое огненное свечение. Сильный запах палёной шерсти – обгорела его лохматая голова вместе с бородой. Он коротко взвыл, овладел собой, замер без движения.

– Согласен на договор, братцы, – заявил он устами обездвиженной, уставшей женщины. – Я ухожу и больше ни к ней, ни к вам не вернусь. Даю слово, древнее слово. Уберите огненные кресты, дайте мне уйти. И оставьте свои бесполезные дела. Нас не остановить. Грядут времена, когда мы будем править миром, владеть вашими желаниями и мыслями. Тьма – древняя сила, в ней достаток. Что толку пытаться источать Свет во времена тьмы, когда вокруг изливается страх и гнев?! Какой смысл в вашем служении Свету, горстка безумцев?! Сдохнете, как все. Немного у вас времени, но выбор ещё есть, какому богу служить ныне.

– Дед! Держи крест сверху! Стефан, Лука, крест со своей стороны! Агур, наша сторона! – выпалил я, ожидая действия демона. Мы обложили его крестным свечением с трёх сторон, сверху и по бокам поля дочери Геворга.

Демон сделал движение вверх – подпалил оставшуюся шерсть. Потом пошёл не спеша в мою сторону –  и неожиданно резко поменял направление. Я мгновенно понял его намерение и переместил огненное свечение в нижнюю часть поля женщины. Бес, чуть-чуть опередив меня, вышел через эту часть тела женщины вместе с её криком. Без хвоста, лысый и с подгоревшим достоинством. Над полем брани повис запах гари.

Стало тихо. Девушка уронила голову на грудь. Натан развязал ей руки, ноги, положил её на землю. Она прерывисто вздохнула и тихо заплакала… Когда её слёзы вытекли вместе с напряжением схватки, она сказала:

– Буду делать, что скажете, христиане, только чтобы он не вернулся… Прости меня, отец.

– Братцы небесные! – улыбнулся Иоанн. – Вспомнились мне слова Учителя: «Если хозяин дома знает, что придёт разбойник, то будет бодрствовать, пока разбойник не появится, и не позволит тому проникнуть в дом царствия своего. И вы бодрствуйте перед миром, препояшьте ваши чресла с большой силой, чтобы разбойники не нашли пути проникнуть к вам. И то, что вы ожидаете, будет в свой час явлено вам и найдено вами».

Похожие публикации

Поделиться в соцсетях:

VK
Telegram
WhatsApp
Twitter
OK